aif.ru counter
Мария Бондаревская 1 1481

«Суши здесь невкусные». Русские туристы – о путешествии по Японии

Друзья Михаил и Марк поделились с «АиФ-Челябинск» впечатлениями после месяца, проведённого в стране восходящего солнца.

Для туристов в Японии может стать сюрпризом, что большинство заведений закрываются в 17 часов - нужно всё успеть до этого времени.
Для туристов в Японии может стать сюрпризом, что большинство заведений закрываются в 17 часов - нужно всё успеть до этого времени. © / Из личного архива

Каждому из нас иногда приходит в голову мысль оставить трудовые будни и уехать куда-нибудь далеко в экзотическую страну. Обычно с наступлением выходных или праздников это желание исчезает, но только не у двух друзей – юриста Михаила и программиста Марка. Устав от бумажной работы, они запланировали поехать в Японию – и поехали. В стране восходящего солнца они провели целый месяц.

«Маршрут мы выбирали самостоятельно, – рассказывают друзья, – посмотрели в Интернете информацию, куда интересно было бы попасть. Хотели объездить не только самые знаменитые места, но и «нетуристические». Посмотреть на быт, на традиции, которые сложно увидеть в мегаполисах. И, хотя маршрут был заранее запланирован, он корректировался по ходу поездки. У нас был идеальный план, который очень быстро перестал быть идеальным в связи с транспортными, временными накладками. Но проехать страну с юга до севера всё-таки получилось».

Фукуока

Михаил: Мы начали своё путешествие с Фукуоки, хотя это предпоследний крупный город южной части страны. Последний – Кагосима, но туда мы поехали позже, когда уже было удобно открыть трёхнедельный JR Pass – железнодорожный проездной, который позволял существенно сократить расходы на транспорт.

В Фукуоку мы приехали ближе к вечеру. Поначалу было очень тяжело: японского мы не знали, с английским у нас так себе, у японцев тоже. Картой был лист А4, на котором просто нарисован район с нужным нам домиком. Мы очень долго пытались объяснить прохожим, куда нам надо. В итоге спасло то, что с нами была гитара. Увидев в нас музыкантов, один японец подвёз нас и даже не взял за это денег. Более того, ещё и подарил нам чай. Получилась неловкая ситуация, но отказываться было бы не вежливо. Хотя чай оказался невкусным.

Гитара помогла друзьям получить помощь у местных жителей.
Гитара помогла друзьям получить помощь у местных жителей. Фото: Из личного архива

Марк: Фукуока – город очень красивый. Как мы потом поняли, для Японии действует правило: чем меньше, тем лучше. Небольшие города атмосфернее, чище, люди в них добрее и отзывчивее.

Михаил: В Фукуоке у нас была культурная акклиматизация. Привыкали ко всему. К правостороннему движению, к необычным для нашего глаза автомобилям. Япония ассоциируется с Toyota и Nissan, но, в основном, жители этой страны ездят на каких-то маленьких, будто обрубленных машинках, похожих на коробочки. Это связано с тем, что приходится экономить пространство. При этом внутри их машины довольно просторные.

Машины в Японии компактные, но просторные внутри.
Машины в Японии компактные, но просторные внутри. Фото: Из личного архива

Ещё там совсем другая архитектура. В России часто встречаются серые пятиэтажки, дома блочного типа. У японских домов же очень красивые фасады, чистые и не разрисованные, сделанные из дорогих материалов. Цвета преобладают тёмные, коричневые или чёрные, стены облицованы обсидианом.

Марк: Там есть и высотки, и стоящие между ними частные домики, часто в японском стиле, вместе с храмами позади. И выглядит это всё гораздо жизнерадостней, чем наши типовые девятиэтажки.

Михаил: Получается, там нет следования какому-то госплану по застройке города. Мы гуляли по улицам Фукуоки и знакомились там ещё и с местной кухней, пробовали такояки (японский фастфуд из жидкого теста с кусочком осьминога – прим. авт.) и суши. Мне они совершенно не понравились, и рыба, и рис на вкус совершенно другие. У нас вкуснее.

Марк: Парадокс: у них рыба в составе гораздо свежее нашей, но почему-то всё равно менее вкусная.

Михаил: То же самое и с молочными продуктами. Мы купили молоко в супермаркете, попробовали, и потом оно у нас просто стояло целую неделю. У него был такой вкус, словно оно прокисшее, хотя со сроком годности всё было в порядке. Никто к нему не прикасался, и в итоге мы его выбросили. Йогурты тоже невкусные, чересчур жидкие.

Марк: Всю дорогу мы питались бэнто (однопорционная упакованная еда – прим. авт.). Стоит одна коробочка 462 йены, в пересчёте на рубли получается вдвое меньше. Её одной, в принципе, хватало, чтобы наесться. Там обычно лежит немного риса, немного курицы в каком-нибудь виде. Может лежать картошка или макароны. И иногда ещё что-нибудь непонятное.

Хиросима

Михаил: В Хиросиме мы останавливались в частном доме, где жили вместе с хозяином по имени Ёшихара. Кроме нас там был ещё один француз и китайцы.

Марк: Там всё было не так, как в наших русских квартирах или домах, всё очень компактно: есть место на полу, где ты спишь, и через тонкую перегородку от него уже улица с вешалками для одежды. Есть душ, только какой-то слишком холодный, мне показалось.

Михаил: Да нет, душ вполне нормальный, просто нам было непривычно. В самой комнате, разделённой напополам занавеской, не было ни ванной, ни душевой кабины. Только душ и слив, и полипропиленовые коврики. Матрасы оказались слишком короткими для нас, хотя сами японцы, вопреки стереотипам, такого же роста, как мы.

Марк: Вообще большинство таких стереотипных статей о Японии в Интернете неправдоподобны. Мы попали под «Золотую неделю». Начитавшись статей, мы ожидали, что будет транспортный коллапс и очереди, но всё оказалось не так страшно. Эту неделю мы даже не ощутили. Да, японцы выезжали за город, ходили на пляжи, но никаких сложностей в связи с этим не возникало.

Михаил: В отличие от Фукуоки, в Хиросиме больше народу, больше движения на улице, чувствуется, что жизнь гораздо насыщеннее. Мы были удивлены тем, насколько этот город, разрушенный в середине XX века, отреставрирован, отстроен и заселён. В Хиросиме мы ходили смотреть на Купол Гэмбаку – единственное уцелевшее здание после бомбардировки, и мемориальный комплекс рядом с ним.

упол Гэмбаку – единственное уцелевшее здание после бомбардировки Хиросимы.
упол Гэмбаку – единственное уцелевшее здание после бомбардировки Хиросимы. Фото: Из личного архива

Марк: Это чуть ли не единственное в Японии место, где вся информация была продублирована на русском языке.

Михаил: Нас спрашивали, на каком языке дать тематическую листовку. Мы тогда ещё подумали пошутить и говорим: на русском. Но нам дали её без вопросов. Подобная ситуация с нами случалась ещё только один раз: в городе Вакканай на русском языке была памятка для тех, кто заселяется в отель, и названия остановок. Но это, я думаю, из-за близости к Сахалину – он находится недалеко, через пролив.

Из Хиросимы мы на пароме съездили на остров Миядзима. Возле причала там свободно гуляют олени, которые вообще людей не боятся и даже просят поесть. Ещё есть пара архитектурных достопримечательностей, и очень много храмов и статуэток: хранители очага, маленькие скульптуры, посвящённые нерождённым детям (им на голову кладут монетки в 1 йену, как у нас бы сказали, «за упокой»).

Марк: Многие японцы, которых мы видели, атеисты. Поэтому в храмы приходят обычно бросить монетку (особенно «духам нравятся» монетки в 5 йен, с дырочкой, оставшейся по традиции с тех времён, когда деньги носили на верёвочке) и загадать желание. А ещё там освящают машины: у автомобиля в ряд стоит вся семья, потом монах. Провели церемонию, и всё на дороге должно быть хорошо.

Михаил: В храмы нас пускали всегда беспрепятственно, главное вести себя спокойно.

Марк: На Миядзиме были ещё очень интересные ворота: днём, когда мы приехали, они стояли на суше, а к вечеру уже оказались в воде. Получается очень романтическая атмосфера.

Михаил: Но главная причина, по которой мы приехали на остров – подняться на гору Мисэн и посмотреть на открывающийся вид. В этот путь с нами напросился сосед-француз. Мы сто раз пожалели, что взяли его с собой: к подъёму в гору он оказался совсем неподготовленным, и вместо запланированных полутора часов мы поднимались почти три с половиной.

Марк: Всю дорогу нас приветствовал каждый человек, причём на английском, японские школьницы говорили «Hello», и очень удивлялись, когда мы произносили «Коннитива» (японское приветствие – прим. авт.). Душевно. Но, добравшись до вершины, мы поняли, что на паром уже не успеваем.

Встречные японцы здоровались с туристами по-английски.
Встречные японцы здоровались с туристами по-английски. Фото: Из личного архива

Михаил: В Японии всё открывается в 8-9 утра, а закрывается уже к 17:00, поэтому до этого времени нужно многое успеть. Из-за этого часто возникали накладки. Когда мы вернулись в порт Хиросимы, рейсовые автобусы уже не ходили, и пришлось искать такси. В это время был развенчан очередной стереотип о том, что такси в Японии очень дорогие.

Единственный неприятный осадок, оставшийся после посещения Хиросимы – поведение хозяина дома, где мы жили, Ёсихары. Он всё время очень хорошо относился к нам, улыбался, радовался приезду, в конце даже подвёз до города. А потом мы посмотрели свой рейтинг как гостей на одном сайте, и оказалось, что он поставил нам всего две звезды и написал, что мы непунктуальные. Хотя мы всегда предупреждали его о том, что задержимся.

Осака

Михаил: До Осаки мы добирались на синкансене. Это поезд, который развивает скорость до 250-300 км/ч.

Марк: Наш российский сапсан – всего лишь младший брат синкансена.

Михаил: Внутри там гораздо лучше, чем в самолёте. Мягче. Есть особые места для пенсионеров, инвалидов.

Марк: Но, к сожалению, как и у нас, их тоже занимают совсем не те, для кого они предназначены. Заходит какой-нибудь мужчина в деловом костюме, садится и делает вид, что спит.

Скоростной поезд синкансен.
Скоростной поезд синкансен. Фото: Из личного архива

Михаил: В Осаке мы поселились в районе, напоминающем гетто. В первый же день, как мы заселились, рядом кого-то убили. Мы с Марком шли по улице, обсуждали, какая в Японии декриминализованная обстановка. И буквально через сто метров встречаем полицейские машины. Нам объясняют, что произошло убийство, и просят обойти это место по другой улице.

Марк: А потом мы вернулись к себе и убедились, насколько безумные передачи идут по японскому ТВ.

Михаил: Очень много программ про еду. И это ещё при том, что нам достался не спутниковый телевизор. Смотрели новое аниме на японском, которое у нас пока не вышло.

Марк: Единственное упоминание о России было, когда по новостям показывали Путина: он с кем-то в хоккей играл.

Михаил: В Осаке мы посетили парк Universal studio: там несколько павильонов по разным фильмам и мультфильмам. Парк Юрского периода, Миньоны, Гарри Поттер, Спайдер Мэн… Сделано очень качественно и атмосферно. По каждому павильону проходит монорельсовая железная дорога. Можно надеть VR-очки и прокатиться на ней. В павильоне Гарри Поттера получается, что ты как будто садишься на метлу, и начинаются полёты с драконом, где и жаром пышет, и водой на тебя брызгает, и вверх ногами переворачивает.

Марк: Конечно, были очереди. Когда мы встречали их, то поражались, сколько же придётся стоять. А на самом деле они продвигались очень оперативно. Поэтому мы успели прокатиться почти по всем локациям, за исключением 3-4. Самой атмосферной была локация Гарри Поттера. Сначала к ней нужно идти по тропинке, на которой встречается знаменитая машина из второй части фильма. Потом попадаешь в Хогвартс, который на самом деле – стилизованный японский рынок. И в итоге вместе с Гарри Поттером летишь на метле и спасешь его школу.

Михаил: Следующий день мы полностью потратили на то, чтобы сходить в океанариум. Он занимает огромную территорию в несколько этажей, соединённых винтовой лестницей. Есть там буквально всё, от заспиртованных трилобитов до пингвинов.

Марк: Океанариум поделён на локации. И в зависимости от этажа в аквариумах можно увидеть разных рыб. На верхних – обитатели поверхностных вод, на нижних – жители глубин.

В океанариуме Осаки посетителям разрешают гладить скатов.
В океанариуме Осаки посетителям разрешают гладить скатов. Фото: Из личного архива

Михаил: А в открытом аквариуме даже разрешают гладить скатов. Место вообще удивительное, нам очень понравилось. Для сравнения, я был в океанариуме Севастополя, и он меньше, наверное, раз в пять. Хотя и он тоже красивый. Я вообще всю дорогу говорил Марку, что в Крыму лучше, в Крыму красивее – я большой любитель этого полуострова.

Марк: Когда выходишь из океанариума, перед тобой сразу колесо обозрения.

Михаил: И по сравнению с нашими аттракционами, оно совершенно неудобное, у меня там сразу заболела спина. Сделаны пластиковые сиденья, и за спиной расположен какой-то странный металлический поручень на уровне поясницы. Единственный интересный для нас момент был – это стеклянный пол. Потом мы пошли на смотровую площадку, с которой был шикарный обзор: всё как на ладони. И затем просто гуляли по городу, знакомились с ним, смотрели на людей.

Марк: Японки, конечно, не очень симпатичные. У них какой-то культ кривизны зубов.

Михаил: Наши гораздо симпатичнее! Для моих глаз просто услада была, когда мы увидели их, вернувшись в Домодедово. В Японии красиво и цивильно выглядят только госслужащие. А так они, действительно, любят кривые зубы. И мне кажется, они делают это специально, потому что это встречается слишком часто.

Марк: Зато персонал везде дружелюбный. Все живут по принципу «Не доставляй неудобства другим». Ни в магазине, ни в госучреждении вы не встретите недовольного лица. Не важно, что творится у человека, он всегда будет вам улыбаться, пусть даже через силу.

Японцы, в особенности работники различных заведений и госучреждений, всегда улыбаются другим людям.
Японцы, в особенности работники различных заведений и госучреждений, всегда улыбаются другим людям. Фото: Из личного архива

Михаил: Ёсихара нам тоже улыбался всё время. А потом мы ещё пару раз сталкивались с тем, что напрямую ничего плохо не скажут, зато за спиной – могут. Поэтому у нас сложилось впечатление, что японцы немного лицемерные ребята.

В Осаке есть ещё такая достопримечательность, как замок военачальника по одной крупной префектуре. Снаружи строение красивое, но внутри неинтересно: сквозная лестница на все этажи, одно большое помещение и парочка комнат. Только дерево да камень, всё очень лаконично. Отреставрировано, конечно, красиво, воспроизведены батальные сцены, и экраны с витринами стоят. Но замки, точно так же, как и храмы, почти все одинаковые. Посмотрел 2-3 – и больше не хочется. Отличаются только комплексы рядом с замками: сады, пруды, деревья, мостики.

Замок в Осаке.
Замок в Осаке. Фото: Из личного архива

Марк: Вход в замок выглядит интересно, а внутри – никак. Я даже не заметили мебели в комнатах. Неудивительно, что военачальники, жившие там, так бросались в бой. Скучно!

Михаил: Скучно-то скучно, зато воздух у них чище. Мы пытались найти какие-нибудь предприятия, но ничего не нашли, даже когда катались на синкансенах. Я думал, может, они вынесены в пригороды, но выяснилось, что все они располагаются в горах. Причём на виду только административное здание, а производство – под землёй.

Марк: Любили бы у нас природу так же – было бы меньше разных заболеваний и всего прочего.

Михаил: Да, идёшь по городу, и глаз радуется, прежде всего, оттого, что чисто. Не найдёшь ни соринки. Хотя с мусорками проблема – их очень сложно найти.

Киото

Михаил: От Осаки до Киото добираться недалеко, поэтому мы ездили туда раза три: закупить разных вещей и посмотреть достопримечательности. Первым был храм Инари.

Марк: Там в ряд стоят традиционные японские ворота, Тори. Суть их в чём: есть какая-нибудь компания или богатая семья. Она хочет, чтобы в жизни у неё было всё хорошо, и заказывает себе такие ворота. Причём они недешёвые, да и ставят их у храма не сразу: нужно отстоять очередь вплоть до двадцати лет.

Михаил: Есть ворота в человеческий рост, через них проходит тропинка, а есть совсем маленькие. Храм Инари – это храм ками (богини) Инари, местного божества. Там очень много статуй лис, это одно из воплощений богини.

В храме Инари - множество статуй лис, и практически на каждой можно заметить какую-либо одежду.
В храме Инари - множество статуй лис, и практически на каждой можно заметить какую-либо одежду. Фото: Из личного архива

Марк: Я заметил, что у храмов, если вспоминать ещё и Миядзиму, часто стоит по две статуи. У одной обязательно рот открыт, у другой – закрыт. Это связано с тем, что первая что-то захватывает своим ртом, а вторая пытается удержать. Они забирают всё плохое и не отпускают. А ещё на многих статуэтках что-нибудь надето из одежды.

Михаил: Мы даже видели статуи большеголовых младенцев, штук 30 в ряд, и на каждом была вязаная шапочка.

Марк: После храма мы отправились в замок Нидзё, резиденцию Токугавы Иэясу (сёгун, положивший начало эпохе «самураев» - прим. авт.).

Михаил: Там стоят статуи самого Токугавы и его помощников. Мы хотели дойти до Золотого павильона (резиденции сёгуна Асикага Ёсимицу – прим. авт.), но не успели. Главная наша проблема была в том, что мы много вещей привезли с собой. Обратно чемоданы стали тяжелее на 60 килограмм. Покупали сувениры.

Замок Ниндзё.
Замок Ниндзё. Фото: Из личного архива

Марк: Кстати, как нас и предупреждали, в Токио очень сильно накручивают цены, поэтому основную часть сувениров мы купили в Осаке. Единственное, я, как любитель манга, ходил на Акихабару (район в Токио, где расположены знаменитые японские магазины, в том числе и комиксов – прим. авт.).

Токио

Марк: В Токио мы находились примерно две недели. Среди них были дни, когда мы просто отдыхали и не выходили из номера. Жили мы тогда в мини-гостинице. Это была и не гостиница, и не хостел: что-то вроде общежития, где, помимо нас, были ещё китайцы и то ли испанцы, то ли итальянцы. И по утрам мы все выстраивались в очередь перед ванной. Тяжело было в общении: оно ограничивалось словами «Hello», «Good evening» и «Good morning». Да и сам город показался нам тяжёлым.

Михаил: Энергетика у него плохая. В Токио мы начали ругаться, хотя до этого ничего такого ни разу не было. Токио нам меньше всего понравился – не знаю, почему его так нахваливают.

Марк: А однажды нам даже сказали, что ночью было землетрясение. Но мы спали и ничего не чувствовали.

Михаил: Из Токио мы съездили в Хаконе – музей под открытым небом. Для нас это было совершенно не впечатляюще. Например, там есть павильон, посвящённый творчеству Пикассо. Но картины там просто висят на стенах, даже нет грамотной подсветки.

Марк: Скульптуры там тоже неоднозначные. Я не особый ценитель такого авангарда, когда мужчину или женщину изображают в виде какой-то массы со множеством непонятных элементов.

Музей под открытым небом.
Музей под открытым небом. Фото: Из личного архива

Михаил: Есть даже постройка, в которую нужно спуститься: там внутри темно, ничего не видно, ты идёшь и всё время натыкаешься на выступы. А потом – выход и всё. В Хаконе нас сильно зацепила только одна башня, полностью витражная, высотой метров в 25. Мы вернулись в город и пошли на Tokyo Skytree – самое высокое здание в Японии.

Марк: Там есть ещё Tokyo Tower, второе по высоте здание. Но построено оно было раньше.

Михаил: На самой вершине Tokyo Skytree, когда лифт открывается, перед тобой оказывается огромное лицо титана из аниме «Атака титанов». Очень атмосферно сделано.

Нам говорили, что в Токио в ясные дни можно увидеть гору Фудзи, но мы даже с башни её не увидели. Добирались до неё потом часа два на поезде. Правда, она была вся в тумане, и единственное, что мы сделали – поднялись до половины горы и поставили чекпойнт, что мы там были. У подножья Фудзи мы посетили Аокигахара – лес самоубийц. Он очень красивый, одновременно культурный и как будто нетронутый человеком. Когда мы ехали туда, ожидали чего-то жуткого. Но в итоге увидели большой прогулочный парк: там и мамы с колясками, и бабушки с собаками.

Марк: Во времена самураев в этом лесу оставляли пожилых людей, чтобы они там умирали. Поэтому место обрело постепенно жуткую славу. У входа в парк стоит машина: нам сказали, она принадлежала самоубийце, и находится на своём месте уже полгода.

Михаил: Мы гуляли по этому парку. И всё бы ничего, но нам стали попадаться тропинки, перетянутые тросом. И на них висит табличка, которая гласит, мол, человек, одумайся, жизнь тебе дана родителями, не тебе её забирать. В один момент мы набрались смелости и пошли по такой тропинке. Но достаточно быстро вернулись, потому что, когда отходишь 20 метров от ограждения, начинает сильно пахнуть чем-то тухлым. Поэтому мы решили побыстрее оттуда уйти.

Марк: Ещё в Токио мы сходили на Сибуя, знаменитый вокзал. Там стоит памятник Хатико, популярное место встречи японских влюблённых.

Памятник псу Хатико - популярное место среди туристов и японских влюблённых.
Памятник псу Хатико - популярное место среди туристов и японских влюблённых. Фото: Из личного архива

Михаил: И очередь из желающих сфотографироваться с ним – человек 150.

Марк: А если идти от перекрёстка по одной из улочек, можно попасть в район, где любят проводить время самые яркие и неординарные личности, «фрики».

Ещё одно интересное место в Токио – Гиндза, торговый квартал. Он очень похож на Нью-Йорк, и как будто не Япония вовсе. Высотки, большие телевизоры, вывески крупных брендов. Ассортимент товаров огромнейший. Например, есть высотка, полностью занятая книжным магазином. Правда, ценники там… как в ЦУМе. Зато в магазинах никогда не подходят продавцы с вопросом «что вам подсказать?». Никто вас не потревожит, пока вы сами что-нибудь не спросите. Есть ещё одна интересная особенность: когда вы не можете что-то найти в магазине, для вас будут этот товар долго искать, задействуют всех сотрудников, даже если знают, что его нет в наличии. Это связано с тем, что японцам очень сложно отказывать.

Михаил: Магазины вообще не стоит сравнивать с нашими супермаркетами, там всё по-другому. Отличие, прежде всего, в разнообразии и свежести продуктов. После 21:00 идёт уценка на многие товары. Например, бэнто становятся на 40 % дешевле. Да и продукция существенно отличается. У нас может стоять на полке 30 видов семечек, а там огромный ассортимент разных видов закусок: сушёные, вяленые кальмары, кальмары в сахаре, рыба… По нашим упаковкам можно понять, что внутри, а по японским – нельзя. Зато на кассе по вашей просьбе могут подогреть еду, которую вы покупаете, кладут столовые приборы и салфетки.

Тоттори

Михаил: Тоттори – очень специфичный городок, который находится на побережье Японского моря. Он знаменит своей маленькой «пустыней». В своё время на том месте происходило столкновение между речкой, которая впадает в море, и прибоем: таким образом разносился песок. На самом деле, похоже, скорее, на большой пляж. Тем более, что он уже покрывается мхом и другой растительностью. Там проходит знаменитый фестиваль песочных фигур, есть музей песка.

Марк: А ещё из достопримечательностей есть дюна – всего одна.

Маленькая
Маленькая "пустыня" на берегу Японского моря. Фото: Из личного архива

Михаил: Идти по песку невозможно, он раскалённый! Сначала я пошёл в тапочках, потом пришлось переобуться в кроссовки. У нас была мечта – искупаться в Японском море или Тихом океане. Мы забрались на вершину дюны и скатились с неё прямиком в воду.

Марк: Но пока мы скатывались, я где-то потерял очки.

Михаил: Минут сорок мы их искали, и всё безрезультатно. Тогда мы решили попросить духов помочь нам их найти. Так и обратились, серьёзно: «Уважаемые господа духи…». И только попросили, смотрим – у Марка под ногой его очки лежат.

Марк: Но мы не просто так к ним обращались. Я упаковку жвачки предлагал, в обмен на очки. Закопал её потом в песок.

Михаил: В Тоттори мы пробыли всего двое суток, но город нам очень понравился. Его преимущество в том, что, в отличие от Осаки и Токио, он тёплый. И, конечно, уютный, утопает в зелени, как и все маленькие города. Там широкие улицы, большие тротуары. Но как только уходишь с основных магистралей, даже пешеходных дорожек не найти. Сколько будешь идти, не замечая машины, столько она и будет медленно тащиться позади.

Марк: Всё опять потому, что японцы не хотят доставлять неудобства другим.

Михаил: Да, есть узкие улочки, но ощущения физической тесноты в Японии нет. Зато не хватает какой-то душевной широты. Своё пессимистичное настроение японцы оставляют только за воротами храмов.

Кагосима

Михаил: По дороге туда к нам подсел японец подшофе, который лихо говорил по-английски. Рассказал, что за свою жизнь побывал в 43 странах, в основном по работе – он установщик телевизионного оборудования. Но не был в России, и очень хочет съездить туда. О нашей стране он знает «водка», «Путин», «Москва» и «матрёшка».

Марк: Было удивительно, что японец первым заговорил с нами. Там не принято обращаться к человеку, пока он сам к тебе не обратится.

Михаил: Мы приехали в Кагосиму – самый южный город в нашем плане, и самый шумный. Там очень тепло: стабильно +25 градусов и ночью и днём, тогда как в центральной Японии – примерно +8, а на севере – 2.

Марк: Улицы в пальмах, как будто в Калифорнии.

Улица Кагосимы.
Улица Кагосимы. Фото: Из личного архива

Михаил: И что необычно, в городе по вечерам очень много народу на улицах. Всё время происходят какие-то тусовки, очень много баров.

Марк: Много чего намешано, и полно колоритных персонажей. Найти гостиницу нам опять помог японец. Причём не просто указал место на карте, но и проводил до дверей, хотя направлялся в противоположную сторону.

Михаил: Из Кагосимы мы на пароме плавали смотреть действующий стратовулкан Сакурадзима. По сравнению с паромом, который ходит через гораздо более неспокойный Керченский пролив, японское судно заметно выигрывает. Паром пятипалубный: первые две палубы занимают машины, остальные три – люди. К тому же, он высокий, погрузка на него происходит с разных уровней. В Керчи я видел максимум три палубы.

Вулкан Сакурадзима.
Вулкан Сакурадзима. Фото: Из личного архива

На Сакурадзиме хотелось увидеть, как вулкан выбрасывает пепел, но он лишь немного подымил и перестал. Пока мы наслаждались видом, пропустили свой автобус. В ожидании следующего играли на гитаре, пытались заработать денег, но никто ничего не дал, хотя люди собирались вокруг нас послушать. Когда вернулись в гостиницу, поняли, что из-за ветра оказались все покрыты пеплом: он был и на зубах, и на одежде. Потом ещё долго пришлось отмывать гитару.

Вакканай

Михаил: Дорога в этот город была самой долгой и тяжёлой. По пути наш синкансэн заезжал в подводный тоннель между островами. Но ничего особенного разглядеть не удалось: всё вокруг в глухих бетонных заборах. Приехали ночью, в футболках, а там пронизывающий ветер и холод. Повезло, что Марк забыл выложить куртку в камеру хранения. Он же, к счастью, заметил вдалеке вывеску «Hotel».

Наутро я проснулся и выглянул в окно: огромное здание блестело золотом на фоне безбрежного Тихого океана. Это очень подняло настроение! Сам город маленький и светлый, народу немного. Вывески продублированы на русском языке. Днём температура поднялась градусов до 20, и в футболках стало комфортно.

Вакканай.
Вакканай. Фото: Из личного архива

В этом городе нет особо значимых достопримечательностей. Мы включили его в свой маршрут затем, чтобы выполнить задуманное и проехать Японию насквозь. Не побывай мы в Вакканае – и наше путешествие бы не было завершённым. Из этого города мы потом и начали свой обратный путь в Россию.

Для Марка поездка была второй по счёту. «Я уже приезжал в Японию как турист, на одну неделю. Но тогда я посетил только Токио. Он мне совершенно не понравился, однако поспешных выводов я делать не стал. Сейчас вижу, что одного города для понимания этой страны недостаточно. Часто бывает так, что фанат Японии приезжает в Токио, разочаровывается и уезжает. Но если подойти к пониманию страны правильно, то будет как у Михаила: прежде далёкий от всего японского, он проехал всю страну, узнал её настоящую, и она ему понравилась. Найдите ненавистника этой страны, отправьте его по нашему маршруту – и его мнение изменится».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. twist7
    |
    15:30
    13.05.2018
    0
    +
    -
    Спасибо большое за Ваш отличный рассказ ! Рассказано очень объективно.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах