aif.ru counter

«Стал ученым назло немцам». Фронтовик дал клятву на могиле товарищей

В 93 года бывший фронтовик Вениамин Мысляев совершенствует начинку для самолетов.

Вениамин Мысляев (второй справа) возил на своей машине высший офицерский состав.
Вениамин Мысляев (второй справа) возил на своей машине высший офицерский состав. © / Татьяна Строганова / АиФ

Однажды на его глазах немецкий самолёт сбил нашего пилота только потому, что обладал лучшими лётными качествами. Спустя некоторое время на могиле своих боевых товарищей чудом выживший Веня дал клятву, которую с честью сдержал.

Вениамин Мысляев стал учёным и запатентовал газотурбинный двигатель«с наивысшими конкурентоспособными техноэкономическими и экологическими параметрами». Фронтовик и сегодня в строю. В свои 93 года ведёт педагогическую и научно-исследовательскую работу, совершенствуя поршневые и газотурбинные двигатели в рамках Проекта 5-100, руководит межкафедральной лабораторией автомобильной электроники Автотракторного факультета Политехнического института ЮУрГУ.

Боевое крещение

В 1943-м он окончил экстерном школу и, приписав себе год, воспользовавшись тем, что свидетельство о рождении сгорело при пожаре, добровольцем ушёл в армию. Свой боевой путь Вениамин начал механиком-водителем самоходки СУ-100 в Венгрии. Юный боец попал в самое пекло. Полк принимал участие в сражении  под озером Балатон, где немцы проводили последнее контрнаступление. Бои шли ожесточённые. По накалу - вторая Курская битва.

- Моя первая фронтовая поездка была, можно сказать, героической, - вспоминает Вениамин Михайлович. - Вёз снаряды и топливо для танков, а немцы перерезали шоссе, по которому я ехал. Мой начальник сидел в кабине рядом. Охотник из Бодайбо, здоровый мужик! И вдруг он командует: «Остановись!» Смотрю: выходит из машины, направляется к моей двери  и встаёт на подножку… Вот тут-то я понял: что-то плохо, похоже, дело пахнет керосином (смеётся). Стреляют-то с той стороны. Вот он и прикрылся кабиной, мной, по сути… Прорвались тогда чудом!  Приехали, разгрузились. Обратно нас уже сопровождал бронетранспортёр, и опять прорывались с большим трудом.

Мал да удал

- Вы разве не понимали, что убить могут в первый же день, в первый же миг на фронте?..

- Знаете,  я хоть и «сын врага народа», но был патриотом моей Родины. Ну как это? На нас напали немцы, идёт суровая война - а я дома, что ли, буду сидеть? На фронт пошёл, чтобы побыстрее с захватчиками расправиться.

- Что было самое тяжелое на войне? Смертельная опасность, гибель друзей, может, бытовые трудности?..

- Для меня самыми тяжёлыми были… колеса от «Студебекера». О быте я там вообще не думал. Воевать - и было самое тяжело. Когда я только прибыл, оказалось, водителя самоходки, которая вела бой с тремя «тиграми», тяжело ранили. Пришлось заменить. Благо я был подготовленным бойцом. После призыва в армию перед отправкой на фронт окончил школу танкистов и шофёров. Предпочтение, конечно, танкам отдавал. Но нас уже берегли. Военком мне сказал тогда: «Война уже кончается, в танке вас убьют скорее. А нам вы нужны ещё, не только как водитель, но и как человек…». Я сопротивлялся было, но потом он меня убедил.

Вениамин Мысляев дал клятву в конце войны усовершенствовать двигатель. Он верен ей в свои 93 года.
Вениамин Мысляев дал клятву в конце войны усовершенствовать двигатель. Он верен ей в свои 93 года. Фото: АиФ/ Татьяна Строганова

- И все же боялись, что убьют?

- Боялся, конечно! Терять друзей тоже было страшно. Я ведь пошёл в институт, сделался учёным и цель перед собой поставил - создать танковый газотурбинный двигатель - потому, что клятву дал своим товарищам.

За два дня до конца войны на границе с Германией мы остановились в монастыре Трайзен. Было уже жарко. Во дворе росло дерево. Я и пять моих друзей под ним сидели в тенёчке, прятались от солнца. Но тут вдруг я почему-то решил, что нужно зайти в здание, где, возможно, холодок ощутимей. Спустя несколько секунд, в дерево попала бомба. Всех моих ребят накрыло, осколки разлетелись большим радиусом, и один коснулся моего затылка, когда я уже дверь открывал. Какой-то немец-идиот, уже зная, что вот-вот окончится война, сбросил бомбу прямо на это дерево. Причем летел немец на одном из первых самолётов с газотурбинным двигателем. …Ну вот остался я живой. Рана оказалась небольшая, мне тут же её как-то зашили, даже в госпитале не лежал. А парни… На их могилах я тогда и поклялся, что отомщу - создам двигатель ещё лучше.

Немецкий язык

- А это правда, что вы однажды языка отпустили?..

- Да было дело. Шла воздушная битва. Два наших истребителя боролись с одним немцем. Немец сбил нашего, а второй сбил немца. Я в это время кормил свиней. Немецкий самолёт упал недалеко от нас, ну и побежали мы с другом брать фашиста в плен. На подступах лётчик пару раз в нас выстрелил, промазал и сдался. И вот тут мне пригодился немецкий язык, который я прицельно учил в школе.

Стал смотреть двигатель, разобрал его, что называется, по косточкам. Новый совсем, только-только начали немцы на фронт такие поставлять, а  у нас на У-2 были обыкновенные поршневые двигатели. Допросил немца, выведал у него всё про технические характеристики, а  преимущества в скорости и в маневренности я уже видел в бою. Понял  тогда, что в авиации будущее за этими двигателями. Так оно и вышло. До сих пор газотурбинные двигатели летают, а я их изучаю и стараюсь совершенствовать.

- Но языка-то вы прежде связали?

- А чего его связывать?!

- Вдруг побежал бы?

- Нас же двое. Да и куда бежать-то? Более того, после допроса я его отпустил. Хотя мой дружок Борька настаивал: «Хлопнем - и всё! Что с ним возиться?!» Но ведь это был такой же парень, как и мы, мальчишка совсем. Он просто выполнял свою работу. Я ему сказал по-немецки: «Война кончается. Топай вот по этой дороге. Там будет часть, где принимают пленных. Убежишь – тебя все равно где-нибудь убьют». Он ушёл и, видимо, сдался. Потому что мне за это не попало.

Одна «двойка»

В 45-м Вениамин получил нагрудный знак «Отличный шофёр». На фронте «сына врага народа» даже приняли в партию, что случаем было редким. После Победы служил в Болгарии в южной группе войск. Командиры видели в нём будущего инженера – уж очень техникой интересовался. Зная эту склонность, командование назначило Мысляева инструктором в учебный танковый батальон. Мечтал получить образование и знал, куда будет поступать, поскольку нужен был вуз, где есть танковые специальности. Домой вернулся только в 48-м, и сразу был зачислен в ЧММИ (ныне ЮУрГУ). Фронтовик, да ещё и с красным аттестатом!

- У меня в жизни была всего одна «двойка», - вспоминает ветеран. - В шестом классе, причём по той теме, которой я сейчас занимаюсь, - бывают же такие совпадения?! Физика, конвенция, рабочий процесс двигателя. Вообще, когда класс не справлялся с заданием, ребята говорили в своё оправдание: «Даже Мысляев не решил задачку!» …Самое интересно, что я тогда всё правильно учительнице ответил. Но она задала вопрос, который я потом задавал всем своим студентам, в том числе и тем, кто отлично писали четырехэтажные формулы и уверенно отвечали на экзаменах: «А почему?» …Я когда «двойку» получил, понял, что во всём надо доходить до сути, всё подвергать сомнению и во всём дотошно разбираться.

«Врать не буду!»

Однажды студента Мысляева вызвали в КГБ «по болгарскому делу», просили  дать показания по поводу деятельности командира, на которого имелся явно сфабрикованный компромат. Сказал, что ничего этого не было.

- Вы же коммунист! Должны давать правильные показания, - рекомендовали настоятельно.

- Да, я коммунист. Поэтому врать не буду, - последовал ответ. 

Студента отпустили, но с кагэбешниками довелось ещё раз встретиться, когда с красным дипломом оканчивал институт. Мысляева пригласили на должность заместителя начальника областной ГАИ.

- Как же так? Я же сын врага народа… - недоумевал выпускник.

- Мы всё проверили – ваш отец ни в чём не виноват.

Секрет долголетия

- Вы столько лет работаете в ЮУрГУ! У вас огромный преподавательский стаж! Студенты… они вас, наверное, боятся?

- Если б боялись, прозвище было бы другое. Говорят, между собой они меня называют Кулибин. Да вы и сами можете посмотреть на сайте, какую они мне характеристику дают, как преподавателю: «Строгий, но не вредный». Думаю, это правда. …

- Вы в прекрасной форме, Вениамин Михайлович! Не дашь вам никак 93 года…

- Это я ещё после операции, реабилитацию прохожу.

- Раскройте напоследок секрет долголетия.

- Да просто живу… Через месяц после операции вышел на работу. Я ничего не делал специально для продления жизни. Ну… никогда не курил. По поводу водки… всего два раза за жизнь был «перебрамши». Один раз случайно, а другой раз… тоже случайно, – смеётся. - Двигаться надо постоянно и мозгами постоянно шевелить - вот и весь секрет.

P.S. Многочисленным боевым наградам Вениамина Мысляева в своё время был нанесен урон. Четыре медали племянник-подросток проиграл в «чику». Узнал об этом ветеран, когда уже было поздно начинать поиск. К счастью, орден ребёнок не тронул. К слову, на фронте за выполнение опасной операции Мысляев был представлен и к ордену Красной Звезды. Но эта награда ветерана, увы, до сих пор не нашла.

досье

Вениамин Михайлович Мысляев – участник Великой Отечественной войны. В 1953 году с отличием окончил ЧПИ. С 55-го года  по сей день трудится в ЮУрГУ. Награждён    орденом Отечественной войны II степени и 15 медалями, в числе которых «За победу над Германией» и «За боевые заслуги». Кандидат технических наук. Имеет более 20 авторских свидетельств и патентов. Женат, есть дочь и внучка.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество