aif.ru counter
Эльдар Гизатуллин 2265

Спасти рядового Янковского. Чем занимались чекисты в Афганистане

О том, как советские военные попадали в плен, почему нельзя было уходить из Афганистана и как мулла стал офицером разведки.

Отношения со многими афганцами были дружескими - особенно с детьми.
Отношения со многими афганцами были дружескими - особенно с детьми. © / АиФ

Не так давно вышла в свет интересная книга «Челябинские чекисты в Афганистане». В ней раскрываются многие тайны, связанные с пребыванием сотрудников КГБ в охваченной войной стране. Гость нашей редакции – автор книги, участник войны в Афганистане подполковник запаса ФСБ Фёдор Юрин.

Примером всегда был отец

Корреспондент «АиФ-Челябинск » Эльдар Гизатуллин: – Что побудило вас написать книгу? Желание увековечить подвиги товарищей? Или раскрыть какие-то секреты, о которых уже можно рассказать?

Фёдор Юрин: – Вернувшись домой живым, я посчитал своим долгом рассказывать о боевых товарищах. Информации о южноуральских сотрудниках КГБ и их конкретной боевой работе в Афганистане в открытом доступе практически не было. Их имена и подвиги общественности не были известны. А ведь в 1980-е годы Афганистан был не только центром военного противостояния между СССР и США, но и центром борьбы разведок и спецслужб. В моей книге говорится о событиях с июля 1979 года по февраль 1989-го. По прошествии более трёх десятков лет стало возможным рассказать о людях и о некоторых секретных ранее операциях и мероприятиях органов КГБ в Афганистане. Многих участников тех событий уже нет в живых, а другие, кто помогал советским спецслужбам в этой стране, до сих пор находятся в тени и в книге проходят под другими именами.

– Верно ли, что на ваше решение выбрать карьеру офицера повлияла судьба отца?

– Для меня, как и для двух моих братьев, главным авторитетом всегда был отец, Иван Фёдорович. Во время Великой Отечественной войны его призвали в Красную армию. Вначале он занимался обучением новобранцев перед отправкой на фронт, как ранее прошедший военную подготовку в техникуме и умеющий обращаться со стрелковым оружием. Но уже в декабре 1941 года принял участие в контрнаступлении советских войск под Москвой. В начале 1942-го был тяжело ранен, более года находился на лечении в госпиталях, но восстановить полностью здоровье не удалось, в результате получил инвалидность, не позволившую ему вернуться на фронт. За участие в Великой Отечественной его наградили орденами Красной Звезды, Отечественной войны первой степени и многими медалями. Отец всю свою жизнь посвятил развитию сельского хозяйства на Южном Урале, а за большой труд учёного-сортоиспытателя получил звание заслуженного агронома РСФСР.

Пошёл за водой и не вернулся

– Вы как-то упомянули, что знаете, как и почему началась операция в Афганистане…

– В начале лета 1979 года в эту страну отправили отряд специального назначения «Зенит». В его составе был сотрудник челябинского управления КГБ Владимир Велигон. Он участвовал в секретной операции по спасению от расправы трёх силовых министров Афганистана, их скрытно вывезли в Советский Союз. В дальнейшем спасённые советскими спецназовцами афганские министры приняли активное участие в свержении режима Амина.

Мы вынуждены были вмешаться после того, как правящая партия раскололась на два крыла – «Парчам» (знамя) во главе с Кармалем и «Хальк» (народ), который возглавлял Амин. В итоге Амин установил диктаторский режим, активизировалась исламская оппозиция, Амин удерживал власть только в крупных городах, попросил СССР ввести войска, но при этом вёл секретные переговоры с американцами. В итоге в страну вернулись «зенитовцы», в их числе сотрудники челябинского управления КГБ Александр Беляков и Вячеслав Воронков. Впоследствии Беляков участвовал в штурме зданий разведки и контрразведки, а Воронков – в захвате центрального телеграфа.

– Вы участвовали в обмене пленными. Не могли бы рассказать об одной из операций?

– Розыском занималось специально созданное подразделение в особом отделе по 40-й армии, а также оперативные сотрудники на местах. На начало 1988 года в розыскном блокноте числилось более 300 человек, половина из них находилась в бандформированиях мятежников. В основном наши военнослужащие попадали в плен в ходе боевых действий – в беспомощном состоянии, раненые или когда заканчивались боеприпасы. Но были случаи и в результате разгильдяйства, нарушения воинской дисциплины, самовольного оставления частей из-за неуставщины и дезертирства. Через агентуру из числа афганцев, сотрудников ГРУ, имевших источники в бандгруппах, мы получали информацию о местах нахождения наших ребят. Вели переговоры с главарями бандитов об обмене пленными или выкупе. До 1989 года из банд вывели более 80 советских военнослужащих.

В феврале 1988-го я участвовал в спасении рядового Александра Янковского. Возвращаясь с боевой операции, он оторвался от группы и побежал к ручью за водой. Его оглушили, связали, затем переправили в Пакистан. Переговоры шли четыре месяца. Моджахеды долго не соглашались, пока наши контрразведчики не вышли через посредников на полевого командира Хаятулло, люди которого захватили Янковского. Боевики согласились выдать советского солдата только в обмен на главаря бандформирования по имени Амир, ближайшего соратника лидера афганской оппозиции Хекматияра Гульбетдина и ещё нескольких бандитов. Наконец договорились: наши передают двух – главаря Амира и муллу из провинции Логар, сидевшего в тюрьме.

Мне было поручено работать с ними, обеспечить их безопасность и исключить возможность побега. Оба афганца были состоятельными, с высшим образованием. Я периодически посещал их в камере, проверяя условия содержания и безопасности. С ними общался через переводчика. В ходе разговора они вели себя спокойно, пытались убедить, что с Советским Союзом хотят жить в мире, но в связи с тем, что мы вмешались в их внутренние дела и поддержали прокоммунистический режим в Кабуле, они вынуждены воевать с «шурави». Для контроля их поведения в камере мы установили прослушку. Вскоре получили информацию об обработке наших солдат охраны из числа мусульман и подготовке к побегу. Охрану усилили, оставив в её составе из мусульман только одного подготовленного солдата-таджика.

27 февраля 1988 года на границе с Пакистаном состоялся обмен. В операции принимали участие сотрудники особого отдела 15-й бригады спецназа во главе с его начальником Виктором Вариводой. Как нам рассказали коллеги, моджахеды всё же нарушили договорённость о том, что в мероприятии будут участвовать по пять вооружённых бойцов с каждой стороны, и привели на встречу более 40 человек. Но всё обошлось.

Мулла Гафур стал офицером

– А как тогда чекисты вели работу против моджахедов?

– В Афганистане сотрудники КГБ помогали в создании местных органов безопасности, в качестве советников учили афганских товарищей бороться с бандформированиями. Среди них были и наши земляки. Например, Георгий Труш. Ему удалось склонить на сторону республики одного из самых непримиримых моджахедов – муллу Гафура, который держал так называемый Тургарский фронт. На первую встречу Труш пришёл в национальной одежде, под рубахой у него был закреплён пояс с пластидом и запал от гранаты. Это для быстрой самоликвидации при необходимости. Встреч понадобилось много, но через полгода мулла Гафур сдал фронт и стал офицером разведки в службе безопасности Афганистана.

– Как считаете, реально ли вообще было достичь успеха в Афганистане, учитывая, насколько отсталая эта страна?

– Достичь успеха было реально, и отсталость страны здесь ни при чём. Главная проблема была внешняя – вмешательство других государств. Примером может служить Монголия. Отсталое государство, которое после прихода к власти прокоммунистической партии спокойно развивалось. То, что Монголия географически располагалась в окружении СССР и КНР, исключило вмешательство США и других капиталистических государств. Другое дело – Афганистан. Тогда США пытались создать вокруг границ СССР котёл горячих точек. Современные события в мире демонстрируют, что цели и задачи США по отношению к России не изменились.

Конечно, и руководители СССР допустили ошибки. Например, поторопились со многими преобразованиями в Афганистане. А самая главная ошибка в том, что если уж мы ввели войска, то дело надо было довести до конца. И если решили выйти из страны, то нельзя было предавать и бросать на произвол судьбы ту часть афганского народа, которая в нас поверила.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество