Фёдор Сергеев 0 1831

Слава не грех. Иеромонах Фотий о том, что хочет бросить вызов Кончите Вурст

Он выкладывает в соцсетях фотографии своей кельи и еды. За это его здорово критикуют, но батюшка все равно продолжает петь со сцены и нести людям «священный монолог».

Первое время после «Голоса» иеромонаху Фотию приходилось давать по два концерта в день.
Первое время после «Голоса» иеромонаху Фотию приходилось давать по два концерта в день. © / из личного архива иеромонаха Фотия / АиФ

Иеромонах Фотий,  победитель телепроекта «Голос-4», дал концерт в Челябинске. О том, как он относится к шоу-бизнесу и кто ему подбирает репертуар, корреспонденту «АиФ-Челябинск» удалось узнать в личной беседе со священником.

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Федор Сергеев: Отец Фотий, вы впервые в Челябинске?

Иеромонах Фотий: Я был у вас в прошлом году, правда, выступал в другом зале. Друзей и знакомых в Челябинске у меня нет.

- Правда, что вы нынче даёте интервью чуть ли не каждый день?

- Нет, это преувеличение. Интервью каждый день я давал в самом начале, после победы в телепроекте «Голос». Тогда накатила самая большая волна популярности, мне каждый день звонили и приглашали на телевидение, на радиоэфиры…

Мыслями я в монастыре

- Вы сразу получили благословение на участие в телепроекте «Голос»?

- Мне пришлось писать прошение, а Первый канал за меня ходатайствовал.

- Служение Богу не запрещает участие в телепроекте и вообще в концертной деятельности?

- Перед «Голосом» мне поставили условие, что я не должен выступать во время Великого поста. Мы специально подгадали все выступления до поста. А что касается творчества в общем смысле, то его никто никогда не запрещал: когда мы что-то делаем, творим, мы подражаем Богу.

- Вы сегодня участвуете в светской жизни. Вам это не претит? Не искушает?

- Я бы не назвал выход за стены монастыря светской жизнью. Даже выходя за них, мыслями я всё равно нахожусь в нём. Не люди вокруг влияют на меня в миру, а я на них. Во время концертов я не умаляю себя как монаха до мирского обывательского состояния, а, наоборот, пытаюсь поднять зал до иного духовного уровня, внушить ему иной взгляд на мир, на настоящее. Конечно, для монашества слава вредна, но слава не грех, грех – тщеславие. Монах особенно может показать хороший пример, когда его слава не касается, не меняет и не меняет его отношения к окружающему миру.

Пою – читаю проповедь

- Ваша программа называется «Иеромонолог». Какой смысл  вы сами в него вкладываете?

- Я сам придумал так назвать программу, причём еще до того, как стал концертирующим батюшкой, но уже был иеромонахом. Иеромонах означает священный монах, иеромонолог – священный монолог. То есть в рамках программы я читаю некую проповедь.

- Во время выступления вы разговариваете с залом или только поёте без перерыва?

- Я не веду монолога, весь мой монолог – это пение. Я только объявляю произведение, читаю аннотацию, говорю, кто композитор и автор слов.

- Репертуар вам подбирают продюсеры?

- Нет, я это делаю сам, сам подбираю песни и постоянно обновляю репертуар. За год программа может очень сильно измениться. Например, в майских выступлениях будут звучать патриотические песни в том числе. Кроме того, я прислушиваюсь к мнению аудитории. Народ любит добрые русские  песни, городские романсы с глубоким смыслом – всё то, что сегодня редко услышишь. Например, песни Эдуарда Хиля, Марка Бернеса. Я исполняю песни, которые уже кем-то были написаны. Среди них есть песни неизвестных авторов, о которых мало кто слышал. А есть наоборот очень популярные, из репертуара Аллы Пугачёвой, Игоря Николаева, Григория Лепса…

- Например, какие песни из репертуара Пугачёвой вы поёте?

- «Монолог» Цветаевой, «Расскажите, птицы», «Скупимся на любовь» и др.

- Вы поёте на тринадцати языках – на русском, греческом, армянском, норвежском, французском, английском, грузинском, итальянском, сербском... Неужели реально все их знаете?

- Языки меня очень увлекают. Я очень хорошо знаю немецкий, потому что одно время жил в Германии. Знаю английский и древнегреческий, потихоньку осваиваю французский и итальянский.

Критика больше не колется

- Кто ваш зритель? Видите ли вы в залах священнослужителей?

- После победы в «Голосе» у меня было уже больше сотни концертов. В основном идёт возрастная аудитория, молодёжи мало. Всё-таки мой репертуар достаточно серьёзный, не всякая молодёжь его переварит. Конечно, духовенство тоже часто присутствует в зале. Я вижу батюшек, бывает, они берут с собой на концерт целый клирос, матушек. Это здорово: значит, духовенство положительно ко мне относится в любой епархии. В любой точке России.

- В общепринятом представлении монахи – аскеты, денно и нощно молящиеся… Вы не такой монах. Часто ли вам в связи с этим приходится сталкиваться с критикой в свой адрес?

- Приходится сталкиваться, но она уже не такая злая, как во время моего участия в «Голосе». Она уже не колется. И её уже нет в таком количестве. Народ примирился с тем, что священник может выступать на сцене. Конечно, я не могу сказать, что рождён для сцены. Я не звезда шоу-бизнеса, я человек другого склада и темперамента, нахожусь на сцене в  смущении, не знаю, как себя правильно вести.

- У вас есть страницы в соцсетях. Зачем  вам это нужно?

- Раз уж я стал медийным батюшкой, надо быть вместе с паствой и как-то общаться с почитателями моего творчества. Соцсети помогают мне узнать отклик людей, что-то исправлять в себе.

- Вы  выложили даже фото своей кельи…

- Это же интересно! Конечно, мирские глаза не должны видеть монашескую келью. Но у  меня не просто келья, она у меня как кабинет, как студия и я показываю, что я в ней занимаюсь творчеством. Конечно, были те, кто возмутился. Возмущение есть всегда, это нормальное явление, кто-то против, но большинство за. Я не удаляю возмущённые комментарии, это объективные мнения.

Нужен ответный удар

- В чём идея этой доступности монашеского образа жизни?

- Я не являюсь примером истинного монашества. Истинную жизнь монаха нельзя показать, это тайна, она всегда остаётся за кадром. Но хотелось показать людям, что монахи не какие-то забитые дикари, ушедшие в монастырь от некой безысходности в жизни. Многие ведь считают именно так: если человек уходит в монастырь, то он либо фанатик, либо ущербный. Мне хотелось, чтобы люди знали, что среди священников есть люди образованные, культурные, интеллигентные.

- Будто дразня публику,  вы часто выкладываете фото из гримёрок с разными вкусностями – пирожными и прочими сладостями. И даже не скрываете, что питаете слабость к сырам.

- Это не провокационные фотографии. Люди придумали стереотипы, и потом сами не могут от них отказаться. Их просто раздражает, выворачивает наизнанку, если монах выложил конфеты. Они считают, что  это плохо. Но объяснить, почему им кажется это предосудительным, не могут. Я такой же человек. Поэтому стараюсь показать, что монахи - люди, не чуждые никаких мирских слабостей: мы тоже любим  вкусно покушать, но не культивируем чревоугодие, сластолюбие. Я не просто показываю еду, я показываю её эстетическую сторону. Это своеобразное воспитание. Я рассказываю  о своём вкусе - он простой, не какой-то утончённый. Да, сыры  – это моя слабость.

- Не раз в своих интервью вы говорили: если пригласят участвовать в «Евровидении», готовы дать достойный ответ Кончите Вурст…

- После победы этого персонажа «Евровидение» считается  рассадником разврата. Говорят, туда вообще лучше не соваться, и не то что священнику, духовному лицу, а даже мирянам. Но я иного мнения. Раз есть такая площадка – на ней нужно выступать. Если люди любят эпатаж, сюрпризы, что-то необычное, надо нанести ответный удар – показать, что не только развратное может быть популярным, но и что-то чистое.

Спеть в храме Христа Спасителя

- После концерта устаёте или, наоборот, наполняетесь энергией?

- Устаю, ощущаю некую опустошённость, исчерпанность. Но в то же время каждый раз ощущаю чёткую радость от проделанного, потому что сделал всё, что мог, увидел реакцию публики и понял, что это было хорошо. Важно ведь не только делать то, что тебе нравится, но и видеть, что это по душе кому-то ещё. Первое время после «Голоса» мне приходилось давать по два концерта в день, это меня ужасно изматывало. От одного концерта до другого нужны как минимум сутки, чтобы наполниться снова. Впрочем, сегодня мне уже легче выступать каждый день, чем раньше. Я стал привыкать к ежедневным концертам и переездам.

- Поделитесь творческими планами…

- 11 ноября мне исполнится 33 года, по инициативе продюсеров в день рождения я выступлю с концертом в зале церковных соборов храма Христа Спасителя. По-моему это очень символично. Каких-то масштабных планов я не строю. Не зря ведь говорят: хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Но некоторые задумки, конечно, есть. Я пишу музыку и мечтаю о своей авторской программе. Может, удастся поработать с каким-нибудь кинорежиссёром и написать музыку для художественного фильма.

- Вы задумывались о том, какой выбор сделаете, если он встанет перед вами? Всё-таки сцена или служение богу?

- Служение богу всегда будет выше любой мирской затеи.

Досье

Виталий Мочалов родился в Горьком (сейчас Нижний Новгород) 11 ноября 1985 года. В школьные годы учился вокалу и игре на фортепиано, пел в школьном хоре. После окончания неполной средней школы поступил в местное музыкальное училище. Проучившись там один год, эмигрировал с семьёй в Германию. Через три года вернулся в Россию и поступил на службу в Боровский Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев монастырь в Калужской области. Принял постриг, стал сначала иноком под именем Савватий. В начале 2011 года был рукоположен в сан иеродиакона, а в 2012 году был пострижен в мантию уже под именем Фотий. В 2013 получил сан иеромонаха и стал регентом Свято-Пафнутьева Боровского монастыря. В 2013 году отправил заявку на проект «Голос» и получил приглашение на кастинг. В 2014 стал победителем четвёртого сезона проекта.

Материал подготовлен: Фёдор Сергеев

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах