aif.ru counter
Эльдар Гизатуллин 43

Пока красный петух не клюнет

Когда произошла трагедия в ночном клубе «Хромая лошадь» в Перми, пострадавших направляли не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в...

К сожалению,- говорит заведующий областным ожоговым отделением Михаил Коростелев, это в очередной раз подтвердилась верность изречения Бисмарка: «Война – двигателем прогресса». Правда, под войной тут надо понимать трагедию, которой, конечно, лучше бы не было. Но суть остается та же: запланированное еще в 2007 г. целевое оснащение ожогового ожогового центра новым оборудованием осуществилось только после поступления «политически значимых» пациентов. Не получается у нас держать бронепоезд на запасном пути. Хотя, надежда всегда остается. В настоящее время есть надежда на федеральную программу модернизации здравоохранения, в которую челябинский ожоговый центр был включен, практически единственным в российской федерации.

И «песок» денег стоит!?

- Ваше отделение принимало пострадавших и после катастрофы аварии под Ашой, и из клуба в Перми. Но любое ЧП подобного рода выявляет и сильные, и слабые стороны…

- Верно. Наш плюс в том, что, удалось сохранить коллектив и традиции. Это позволяет работать на достойном уровне. Но трудно развиваться дальше без освоения новых технологий, которые как правило привязаны к новой технике, новым современным расходным и перевязочным материалам. Когда привезли пострадавших из Перми, удалось получить в пользование новейший аппарат для детоксикации - удаления из крови больных токсических продуктов горения и инфекционного процесса, благодаря которому и удалось во многом вытянуть этих больных. Но растворы для его работы весьма дороги. А соответственно и лечение удорожается. И тут мы упираемся вновь в экономику и этическую проблему стоимости спасенной человеческой жизни. Хотя надо отметить, что со стороны Челябинского фонда обязательного медицинского страхования проблема лечения тяжелых ожоговых больных находит понимание и все расходы оплачиваются в полном объеме. Дело лишь в том, чтобы необходимые расходные материалы и медикаменты были в больнице до поступления пациентов, а не вдогонку. Так вероятность спасти жизнь и возможность быстрее восстановить здоровье пострадавшим выше. Лучше надеяться на лучшее, но готовится к худшему, чтоб «жареный петух» врасплох не застал… не клюнул….

Когда в 2009 г. приезжала министр здравоохранения и соцразвития России Т.А.Голикова чтобы наградить сотрудников больницы за самоотверженный труд и участие в ликвидации Пермской трагедии, было указано на убогий внешний вид ожогового центра. Оно и понятно, ведь последний раз тут ремонт делали в 2000 году. Нет нормативов периодичности ремонтных работ для всех отделений больниц, кроме роддомом. Но в этом году в ближайшее время должен начаться полный капитальный ремонт ожогового центра. Планируется расширение площади и увеличение мощности реанимации для тяжелообожженных. Надеемся, что после ремонта нам удастся провести и другие необходимые преобразования – например, разделить детей и взрослых.

- А чем плохо, когда они лечатся вместе?

- Просто почти половина наших мужчин – это люмпены, или любители алкоголя, получившие ожоги в пьяном виде. А большинство наших детей – в возрасте от 1 года до 3-х. Это такой возраст, когда дети ничего не боятся, лезут, куда ни попадя. Негоже, когда такие больные находятся совсем рядом.

- Нет ли проблемы нехватки мест?

- В год на Южном Урале регистрируется в среднем 15 тысяч ожогов. Из них 1,5 тысячи приходится лечить в больницах, остальные мелкие. В наше отделение поступает 800-900 человек, самые проблемные. Сейчас у нас 15 детских коек, 25-взрослых. За счет интенсификации труда пока справляемся.

- Говорят, у вас есть и уникальные кровати, где тело человека поддерживается на своеобразной воздушной подушке?

- Есть две – их принцип работы основан на том, что сквозь кварцевый песок проходят тысячи струй воздуха и это поддерживает тело больного как в невесомости. Пострадавший от ожога словно бы парит в сухом теплом молоке – нет ни болей, ни пролежней. Но проблема в том, что мало такую кровать купить, ее надо обслуживать – менять песок, который со временем портится. В год на это требуется 600 тысяч рублей, а сама кровать стоит около 2 миллионов. Сейчас две наши кровати не работают. Тогда как в Уфе 12 таких кроватей, и все используются. В Перми после всем памятной трагедии закупили целых 14.

Со стариками сложнее

- В медицину нередко приходят по семейной линии. У вас родители тоже были врачами?

- Отчасти – отец был шахтером, а мама работала фельдшером. У меня не было стремления заниматься именно ожогами, я специализировался по травматологии. И так получилось, что попал в отделение, когда сюда начали поступать пострадавшие после аварии под Ашой. Так и остался в ожоговом центре. А с 1993 г. стал заведующим.( От автора: в кабинете целая стена занята сертификатами различных специализаций, есть и наградные грамоты: «Человек года 1997», «Лучший хирург России 2005 г», «Лауреат премии Губернатора Челябинской области» и художественный портрет с сыновьями).

- Сколько вам лично приходится делать операций в год?

- Примерно 250-270. Но не все касаются ожогов. Занимаюсь и пластической хирургией, тем более, что она нередко связана и с основной моей деятельностью. Недавно пришлось восстанавливать кожный покров женщине с Дальнего Востоке, которой муж плеснул в лицо кислоту. Лечил девочку, которой собака вцепилась в лицо и сорвала скальп. Были случаи, когда мальчику в результате удара тока выбило затылочную кость – она просто прогорела насквозь, мозг даже вышел в виде грыжи. И мальчишка которому затянуло и практически сточило транспортерной лентой кисть и предплечье. Удивительно, но обоим пациентам удалось не только восстановить кожные покровы, но и вернуть к полноценной жизни.

- То есть, было много поводов убедиться, что возможности человеческого организма велики…

- Все индивидуально. Особенно сложно со стариками, им восстанавливаться непросто. Зимой нам каждую неделю по 2-3 старика привозят с ожогами. То бабушка газ экономит и не выключает, пока спичку ищет. То у дедушки в горячей ванне сердце прихватывает, вот и лежит, варится в ней. Хоть прямо к общественности обращайся, чтоб не оставляли стариков без внимания. Иногда такие призывы имеют эффект. К примеру, в свое время просто напасть была с этой пиротехникой под Новый год – один раз ракета даже в коляску с ребенком залетела. Сейчас, к счастью, ситуация иная – то ли пиротехника стала более качественной, то ли люди внимательнее.

Все в унитаз?

- В свое время мы писали о вашем коллеге, докторе Девятове, который изобрел дешевую мазь на основе вытяжки из хвощей для лечения ожогов, но так и не смог внедрить свое изобретение. Получается, лекарств не хватает или они дороги, тогда как есть недорогие аналоги..

- Я был знаком доктором Девятовым и с его изобретениями. Повязки с хвощами использовались еще во время войны, когда бинты стирали и использовали много раз. В состав хвоща входит цинк, он способствует заживлению. Сейчас есть препараты с цинком, они прошли регистрацию и применяются. Почти все они зарубежные, так что, как видите, там дело Девятова подхватили и внедрили – не в первый раз такое происходит. Но без изучения и регистрации сейчас никак нельзя. Образно говоря, многие из нас могут собрать в гараже автомобиль-самоделку, и даже зарегистрировать ее в ГАИ. Но вот пройти техосмотр - нет. Потому как неизвестны характеристики. То же и с лекарствами.

- А есть ли еще примеры подобных изобретений в нашей медицине, которые оказались никому не нужными?

- Сколько угодно. Так в середине 90-х мы совместно с кафедрой биохимии и областной станцией переливания крови участвовали в разработке иммуноглобулинов нового поколения и противошоковых препаратов на основе компонентов крови. Это и военным было интересно, но только до поры. Сейчас зарегистрированный иммуноглобулин производится и продается в Москве, сырье для нового препарата просто сливается в канализацию, хотя за технологией и результатами исследований приезжали японцы. Я не удивлюсь, если вскоре они его зарегистрируют и будут нам продавать. Это примерно как с производством холодильников в Юрюзани – кто-то купил завод только для того, чтобы его закрыть и не создавать конкуренции.

- Однако в медицине сейчас объявили масштабную программу модернизации. Вливаются огромные средства. Может ситуация в какой-то мере исправится?

- Очень надеюсь! Важно, чтобы все не закончилось разовыми тратами. Чтобы приобретаемое оборудование обеспечивалось длительным сервисным обслуживанием. Планируемая 5-ступенчатая система очистки воздуха в операционных сопровождалась регулярной сменой специальных фильтров, чтобы не пришлось их выламывать, чтобы не задохнуться. Чтобы ремонт и переоснащение операционных соответствовали современной технологии стерилизации инструмента и материала, а также нормальному оборудованию в и мебели в палатах, где размещаются больные. Нет в этом деле мелочей. Точнее, бес скрывается в мелочах и мешает эффективно работать. Труд в медицине, и особенно в хирургии, коллективный. И невозможно достичь значимых высот хирургу без анестезиолога, реаниматологу без лаборатории, невозможно вылечить тяжелого больного без соответствующего ухода, бесполезно ждать эффекта от суперпрепаратов, адекватно не обеспечив больного питанием. Скорость эскадры определяется скоростью самого тихоходного корабля. Проблему придется решать комплексно, чтобы был результат. Мой дядюшка любил говорить: деньги не Бог, но пол Бога, то есть без денег много невозможно сделать, но Вторая половина это Люди, которые их используют

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество