aif.ru counter
Инна Панкова 253

Перемена участи. Как венский юрист стал советским директором

Чех Арношт Валлох, оказавшись в революционной России, начал жизнь «с чистого листа».

На этой фотографии 1927 года Арношт Валлох - крайний справа.
На этой фотографии 1927 года Арношт Валлох - крайний справа. © / Из личного архива

В последние годы в обществе наблюдается заметный всплеск интереса к семейной истории: все хотят узнать хоть что-то о своих предках или старших родственниках, составить генеалогическое древо и т.д. Сегодня архивы просто завалены подобными запросами.

К тому же в ХХ веке в нашей стране практически нет идеальных семейных историй: людей высылали, раскулачивали, им приходилось покидать родные края, родственников разлучали и т. д. Родители не всегда рассказывали детям о том, что пришлось пережить им самим или их родственникам. И поэтому сейчас потомки далеко не все знают о судьбе даже самых близких членов семьи.

Пуля под сердцем

Но есть семьи, в истории которых практически нет «белых пятен». Например, наша постоянная читательница Татьяна Ситникова, откликнувшись на призыв «АиФ-Челябинск» участвовать в акции «Пополни историю», принесла в редакцию множество редких фотографий 1940-1960-х годов. Выяснилось, что собирать и бережно хранить семейный архив – документы, фотографии, газетные вырезки – это традиция, которую Татьяна Ситникова унаследовала от своих родителей.

Сама Татьяна Аркадьевна может многое рассказать о своих родителях и главное – о своем дедушке, человеке удивительной судьбы. Ее дед, Эрнст Францевич Валлох, чех по национальности, родился в 1889 году в Моравской Остраве, на территории Австро-Венгерской империи. Кстати, Эрнстом – на немецкий манер – его стали называть здесь, в России, а его настоящее имя, данное ему при рождении – Арношт. Татьяна Ситникова бережно хранит копию его свидетельства о рождении на чешском языке, сделанную в 1949 году.

«Он был двенадцатым ребенком в семье, рос и воспитывался у старшей сестры, жившей в Вене. Там же, в Вене, он получил высшее юридическое образование, но ему не суждено было стать юристом. Началась Первая мировая война, его призвали в армию, и он оказался на русском фронте. В 1914 году дед был ранен, пуля под сердцем у него была всю жизнь. Оказался в плену, затем его отправили не лечение в сибирский госпиталь. После лечения он работал как военнопленный, потом попал в Челябинск», – рассказывает Татьяна Ситникова.

Любовь и революция

События, происходившие в то время в нашей стране, серьезно повлияли на мировоззрение Арношта. Его увлекли революционные идеи, он не стал возвращаться домой и остался в России – строить новую жизнь. Женился на русской девушке, дочери железнодорожника. С ней он познакомился, когда преподавал в начале 1920-х годов на курсах немецкого языка. В 1923 году у них родился сын Аркадий.

Знания и деловые качества Валлоха оказались востребованы: ведь после Гражданской войны надо было восстанавливать промышленные предприятия, налаживать их работу. В 1923 году его назначили директором завода им Колющенко – бывшего завода «В. Г. Столль и Ко», построенного еще в 1898 году. Это было первое промышленное предприятие на Урале и в Сибири, выпускающее сельскохозяйственные орудия и технику. В архиве Ситниковых есть уникальная фотография начала 1920-х годов – Арношт Валлох за работой в кабинете дирекции завода. Хранится здесь и листочек с его биографией, написанной от руки сыном Аркадием.

Надо сказать, что много лет трудовая деятельность Арношта Валлоха была связана с талантливым челябинским инженером, энергетиком Евсееем Рощупкиным. Вместе они работали на строительстве ЧГРЭС, ЧГРЭС-2, «Бакалстальстроя» – создавали тот самый «опорный край державы», которым мы гордимся. А в 1937 году Валлоха арестовали по «делу энергетиков».

Татьяна Ситникова бережно хранит старинные семейные фотографии, многим из которых уже около 100 лет.
Татьяна Ситникова хранит старинные семейные фотографии, многие из которых сделаны почти век назад. Фото: Из личного архива

Помогал сокамерникам

Юридическое образование, стойкий характер и уверенность в своей правоте помогли Арношту Валлоху выжить. «Дедушка был не из тех людей, которые сразу сдаются, – говорит Татьяна Аркадьевна. – Он из тюрьмы писал обращения во всевозможные инстанции, указывал на нарушения закона. Кроме того, для других заключенных тоже писал жалобы, чтобы облегчить их судьбу. И некоторым его сокамерникам это спасло жизнь!».

А его сын-подросток в это время жил с клеймом «сына врага народа»: Аркадия не приняли в военно-морское училище и даже на работу он не мог устроиться. В 1940 году, когда репрессии пошли на спад, началась другая волна: кое-кого из уцелевших специалистов стали освобождать. Случилось чудо: вышел на свободу и Арношт Валлох. Когда началась война, его вызвали в НКВД и выдали предписание – покинуть Челябинск. Вместе с сыном он уехал в Каргапольский район.

Его знания и выдающиеся организаторские способности пригодились и там, куда он вынужден был уехать. Он стал директором Курганского областного обозостроительного завода (предприятие выпускало обозы для военных нужд), затем работал управляющим в Курганском тресте Облместпромснабсбыт. «Жизни после Сталина» он так и не увидел, его не стало в 1952 году.

В вуз трудармейцев не брали

На долю его сына Аркадия также выпало немало тяжких испытаний. Когда ему пришла повестка в армию, он обрадовался – хотел попасть на фронт. Но для государства он продолжал оставаться сыном «врага народа», и вместо фронта его мобилизовали в трудармию, на строительство Челябинского металлургического завода. «Папа рассказывал, что они жили в холодных бараках, где волосы примерзали к земле. Ему помогло выжить то, что он закончил бухгалтерские курсы», – говорит Татьяна Ситникова.

А после войны Аркадий Эрнстович, хоть всегда учился на «отлично», не имел права поступить в вуз: бывший трудармеец – это было новое клеймо, закрывающее дорогу и к высшему образованию, и в партию. Он устроился работать на Челябинскую мебельную фабрику – делать табуретки, и уже в середине 1950-х годов был директором ФЗУ на своем предприятии. А потом фабрику сделали структурным подразделением радиозавода – новому заводу нужна был тара и мебельная продукция. Аркадий Эрнстович поступил в радиотехникум, окончил его с отличием и до пенсии проработал заместителем начальника мебельного цеха ПО «Полет». Трудовой стаж Аркадия Воллаха – 44 года.

Стоит сказать, что в 1937 году под каток репрессий попали многие инженеры и руководители производства, которые были творцами индустриального прорыва в 1930-е годы. На долгое время они оказались вычеркнуты из биографии Челябинска и Южного Урала. Хорошо, что вспомнить о них и восстановить историческую справедливость можно благодаря бережно сохраненным личным архивам – в частности, таким, как у семьи Ситниковых.

Старинный стол, оставшийся в наследство от дедушки Арношта, столу почти сто лет.
Старинный письменный стол, оставшийся в наследство от Арношта Валлоха, столу почти сто лет. Фото: Из личного архива


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество