Мария Карелина 0 713

«Всё не зря!» Фельдшер-волонтер из Челябинска лечит бездомных

Ветеринарный врач лечит людей с теплотрассы от трофических язв и одиночества. Он хочет остановить распространение инфекционных заболеваний.

Евгений Косовских – последователь доктора Лизы (Елизаветы Глинки), он хочет остановить распространение инфекционных заболеваний.
Евгений Косовских – последователь доктора Лизы (Елизаветы Глинки), он хочет остановить распространение инфекционных заболеваний. © / Фото Александра Фирсова / АиФ

Адрес на Кашириных, 103 в Челябинске знает каждый бомж. Здесь находится пункт приема вторсырья, сюда волонтеры привозят горячие обеды. А с недавнего времени здесь принимает настоящий доктор.

В 10 утра у бетонной стены с граффити Евгений Косовских, студент-медик 3 курса колледжа, по первому образованию ветеринар, привычно открывает багажник своей машины и начинает раскладывать медикаменты. Доктор в голубой шапочке и голубой накидке смотрится здесь как ангел. Мимо ангела с грохотом проезжают навьюченные бутылками, металлом, макулатурой женщины. Они встали с утра пораньше, до приезда во дворы мусоровозов, и отфильтровали нужный мусор в свои сумки на колесах. Сейчас они сдадут его приемщику, потом выпьют компота от волонтеров «Пища Жизни», съедят гречневой каши, а затем поспешат к доктору Жене: померить давление, поговорить о жизни, сделать перевязки.

К доктору грязным нельзя!

«С ними надо обходиться, как с людьми, и они начинают меняться», - уверен Евгений. И рассказывает про бомжа, которого злые люди, когда он спал на теплотрассе, подожгли. Сейчас Евгений учит этого бомжа не бояться людей, вылечил уже ожоги, и даже пытается лечить заикание.

«У вас нет ощущения, что вы это делаете зря? Они же все равно не станут другими? Некоторые еле на ногах держатся, так пьяны» - спрашиваем мы доктора.

А вместо него отвечает другой волонтер, помощник Евгения, студент второго курса – Александр. Александр объясняет, что он на вылазке всего третий раз, но сдвиги видит:

«Вон Серега (Александр показывает в сторону пациента Сергея – Ред.) был черный как уголь. А сейчас каждую субботу умывается, потому что к доктору, где стерильные инструменты, грязным и вонючим нельзя!  Вон даже часы на руке появились. И те, что живут на теплотрассе, готовятся к «приёму». Если нет квартиры, они просят рабочих магазина вынести им ведро теплой воды и моются прямо на улице. У них суббота  как праздник! А  женщины в этот день точно не пьют. А все перемены начинаются в жизни с малого. Так что всё не зря!»

Веревку к трупу

Серега (что был черным как уголь) работал приемщиком вторсырья, сейчас его разжаловали, но он с удовольствием провел нас по окрестностям. Показал два люка-коллектора, которые закрыли бетонными плитами, а до этого здесь жили десятки бездомных:

«МЧС приезжает и даже не спускается туда, так там воняет. Я спускаюсь, веревку к ногам трупа привязываю, так и поднимаем на поверхность. А там знаете какие тараканы, с палец! Скорая пишет – «остановка сердца», что они еще могут написать? Бомжи мрут как мухи».

У владельца «приемки» на столе – груда железной мелочи. Дед Алексей в сланцах с гниющей от диабета ногой сдал латунный переходник. 230 граммов. Чистая латунь. Насыпал мелочь в карман, пошел довольный.

Старушки (они не бомжи,  у них есть квартира, прописка, хождение по помойкам  - вынужденная мера, приработок к пенсии. – Ред.) сдают стекло, ПЭТ, картон. Хозяин отсчитывает 120 рублей, 80 рублей. Всех клиентов знает в лицо:

«У них все участки поделены. Тем, что собирают в новых богатых микрорайонах типа «Академ-Риверсайд», очень везет. Они одеваются лучше, чем моя жена. Богатеи несут на помойку хорошие вещи».

Две старушки мило беседуют:

«Вам когда 80 лет? В январе? Будет доплата в 5 тысяч к пенсии. Заживете хорошо, перестанете ходить на мусорки».

Этому пациенту лечили коросту на ушах, раны на голове.
Этому пациенту лечили коросту на ушах, раны на голове. Фото: АиФ/ Александр Фирсов

После сдачи вторсырья народ тянется к доктору. «Голова кружится», живот болит. Несут медкарты, анализы. Косовских льёт антисептик на перчатки,  начинает размягчать коросту на ушах, обрабатывать гнойные раны на голове.

Пока доктор помнит все болячки своих пациентов наизусть. Трофические язвы, инфекционные раны. Гной, коросты, псориаз. Давление, одиночество, туберкулез.

«Одна из моих задач – остановить распространение инфекционных заболеваний. Я был знаком с доктором Лизой, вел переписку, должен был поехать к ней в Москву, но она погибла, - рассказывает Косовских. - Туберкулез в Челябинске стал сильно расти. Я рассказываю, где пройти флюорографию. В прошлый раз мы одного направили,  туберкулез подтвердился, он у нас уже лежит в тубдиспансере. А другому мы несколько раз помогали, но вот друзья говорят, что вчера в 3 часа он умер».

Как снизить давление?

Женщина без зубов по имени Людмила задирает штанины и показывает расчесы. Сейчас обострения псориаза нет. Доктор просит открыть рот. Людмила кокетничает, зубов-то нет, рот открывать не хочет.

Доктор раздает лекарства: активированный уголь, таблетки от кашля (было холодно на минувшей неделе, все шли с ОРЗ), бинты, витамины, шерстяные носки, трусы, зубные щетки.

На наших глазах Евгений измерит давление Зинаиде Петровне 48 года рождения: 190 на 100. И начнет беседовать. Женщина расскажет ему историю нехитрой своей жизни:

«Живу на Чайковского, две дочери у меня, одна в Перми живет, вторая в Италию уехала. Пенсия – 8500. Муж бросил, за молоденькой погнался. Никто со мной не живет, все прописаны, но живу одна, одна и плачУ за коммуналку большие деньги.  Стригу иногда на дому. Вот сдаю вторсырье. Накопила на поездку в Турцию и Италию. Но вот вернулась из этого «отпуска» и что теперь? Для чего жить?»

И доктор Косовских, сторонник индийской философии, объяснит. И улыбнется. И через пять минут разговора перемерит давление и тонометр покажет уже 150 на 90, почти как у космонавтов.

Некоторые приходят к доктору просто поговорить и измерить давление, ведь в поликлиниках очереди.
Некоторые приходят к доктору просто поговорить и измерить давление, ведь в поликлиниках очереди. Фото: АиФ/ Александр Фирсов

Так что не всех доктор Косовских лечит левомеколью и хлоргексидином, а многих – добрым словом. И не все пациенты доктора – люди из социального дна,  у многих прописка, квартира и нет времени высиживать очереди в поликлинику.

Две старушки пришли измерить давление и просто поболтать.

«У меня дочь занялась личной жизнью, завела хахаля, меня гонит из дома, пускает только переночевать», - рассказывает одна.

«А у меня сын на Украине. Как началась эта война, перестал помогать мне деньгами и даже писем не приходит» - жалуется другая.

Доктор Евгений Косовских говорит, что очень много среди его пациентов таких старушек, ставших одинокими после нашего разлада с Украиной.

Биомусор и гармония мира

«В социальных сетях в нашей группе я часто читаю, как бомжей называют «биомусором». –  рассуждает Евгений. - Но я в них верю. У нас есть результаты. Они приходят и рассказывают: «Я с соседкой помирилась». «У меня сын перестал пить». Люди меняются. И мне нравится помогать. Я хочу, чтобы общество по- другому стало относиться к бездомным.  Нужно всего-то стакан горячего чая с сахаром и теплые носки, чтобы они зиму пережили.  Еще я хочу, чтобы к врачам отношение изменилось».

Евгений складывает инструменты и  едет на Каслинскую, 24. И отчего-то он уверен, что к зиме у них появится теплый автомобиль, куда можно будет пригласить погреться этих обездоленных и неприкаянных людей. И они не будут замерзать у теплотрассы, потому что кто-нибудь, кто верит в гармонию мира, вынесет им стакан чая и теплые носки.

P.S. Узнать о том, как помочь доктору, можно на его странице в соцсети.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах