0 5821

Чистилище для Татьяны. Как беженцы с Украины у нас выживают?

Статья из газеты: АиФ-Челябинск №34 19/08/2015

Чтобы выжить в России 38-летняя украинская беженка Татьяна убирает в доме у богатых людей и шьёт кукол.

Фото Александра Фирсова / АиФ

Татьяна Мясникова с сыном и матерью приехала в Златоуст из самого Донбасса, из Донецка. Встретиться нам помогли читатели, которые позвонили в редакцию и рассказали, какие золотые руки у украинской Татьяны.

Воронки  под окнами

Она встретила нас постными блинами и чаем. По её радушию и гостеприимству сразу понятно, что она готова была накрыть широкий стол, но достаток не позволяет.

О своей жизни Татьяне рассказывать трудно. Ведь непонятная необъявленная война разделила её жизнь на «до» и «после». Далёкая политика разобщила их семью. Муж и свекровь выживают в Донбассе, а она, мать и сын  в Златоусте начинают жизнь с нуля. Снаряды, обрушившиеся на их город, разгромили кладбище и больницу, не оставив прошлого. Настоящее и будущее тоже очень туманны.

- Когда начался Майдан, муж говорил: мол, смотри, что творится, скоро и до нас дойдёт. А я смеялась и говорила, что не поверю, пока танки под моими окнами не поедут. А вскоре они и правда поехали под окнами нашего дома, - от этих слов в глазах Татьяны закипают слёзы.

Сколько могли, они оттягивали свой отъезд. Куйбышевский район Донецка рядом с аэропортом - тогда и сейчас его обстреливают особенно сильно. Чтобы отдохнуть от грохота, Татьяна уезжала к родственникам в Мариуполь. И два месяца жила с сыном на берегу Азовского моря. Но вскоре и этот город стал значиться в сводках и новостях по-военному - как сектор «М».

- Мы гуляли там по набережной, вдруг подходит человек в военной форме и говорит возвращаться домой и прятаться. На этот случай у нас уже был приготовлен погреб. Я заранее побелила его и протравила от паразитов. Погреб у нас там был два на два метра. Сидеть в нём подолгу было мучительно. Уместилось только самое необходимое: две табуретки, вода и немного продуктов. С собой брали фонарики и всегда при себе держали свистки, чтобы подать сигнал, если засыплет землёй.

Фото: АиФ/ Александр Фирсов

Молились, чтобы выжить 

Каждую ночь, засыпая, они всей семьёй читали молитву. Молились, чтобы дожить до утра. И однажды утром решили бежать. Скрыться от войны пришлось именно в Златоусте, потому что здесь живёт родная сестра Татьяны. Даже муж, долго отговаривавший Татьяну от побега, смирился. Но в Россию он не поехал: не смог оставить дом на растерзание мародёрам и побоялся стать российским бомжем.

Они созваниваются раз в месяц с родными на Украине по скайпу и каждый раз радуются, когда узнают, что их дом ещё цел. Но надежды вернуться домой с каждым днём всё меньше.

- Завод, где работал муж, прекратил существование. Сейчас он живёт на пособие 2 000 рублей. Цены там стали такими же, как в России. А работа - только в ДНР. Или продавцом. И конца войне не видно, - говорит Татьяна.

Спасибо всем

Сейчас в небольшой, но очень уютной комнатке старого барака сохранились лишь обрывки той некогда полной Таниной жизни. На шкафу пара чёрно-белых фото, помятых при переезде. На столе у сына Ильи старенький домашний компьютер, который покупали все вместе, с мамой и папой. На комоде кукла, сделанная ещё там, и новые зверушки, сшитые из старых украинских запасов. Каждый день они вспоминают то, что не смогли увезти - одежду, коллекцию лоскутков, любимую швейную машинку, черешню и персики, которых в этом году особенного много, а здесь не купишь вовсе.

Потому что в месяц удаётся заработать не больше 10 тысяч рублей, и большую часть денег приходится тратить на оформление документов. Для получения временного убежища нужно сдать даже анализ на ВИЧ и получить не справку, а специальный сертификат, который стоит около тысячи рублей. Мама Татьяны уже год не получает пенсию. Деньги с Украины приходили на карточку только два месяца. 40 лет стажа и звание ветерана труда здесь никому не нужны.

14-летний сын Татьяны Илья учится в местной школе. Уже нашёл себе немало друзей. Очень радуется уральской зиме, огромным сугробам и катанию с горок. Маме Татьяны нравится местное лето. В отличие от Донбасса, в Златоусте не бывает сорокаградусной жары, а от обилия сосен и берёз всегда прохлада.

Фото: АиФ/ Александр Фирсов

А ещё в Златоусте Татьяне нравятся люди. В небольшом городе нашлось много отзывчивых людей. Узнавая друг от друга, что женщине с Украины нужна помощь, златоустовцы приносили Татьяне и одежду, и мебель, и даже соленья. Аренда квартиры в бараке стоит недорого - надо платить лишь за «коммуналку».

В Златоусте Татьяна пыталась работать продавцом в магазине «Ткани». Её охотно взяли, потому что она швея по образованию и сможет дать покупателям дельный совет. Там же подрабатывала уборщицей, но за месяц удалось заработать всего 5 тысяч рублей. Тогда Таня от безысходности постучала в ворота богатого дома, и её приняли в прислуги. За уборку дома в неделю платят половину месячной зарплаты магазина «Ткани».

- Мыть и чистить - вот теперь моё чистилище, - смеётся Татьяна.

Чтобы сводить концы с концами, она планирует шить игрушки на продажу. У неё хорошо получаются зайцы в жанре куклы-тильды (куклы, сшитые из ткани. - Ред.). Два зайца уже поселились в редакции «АиФ-Челябинск». В отличие от магазинных, эти игрушки «живые». В каждой их мягкой детальке чувствуются профессионализм и тепло женских рук.

Татьяна рада любым заказам и готова браться за любую работу по рукоделию - вышить гладью или связать, сшить Карлсона или зайца-пожарного. А может, кому-то нужны зайцы-молодожёны или открытка ручной работы? Татьяна ждёт любые заказы от читателей «АиФ-Челябинск». Телефон мастерицы можно узнать, позвонив в редакцию (267-20-70). Варианты доставки по области обговариваются.

Смотрите также:

Материал подготовлен: Мария Шумакова

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах