18:48 20/10/2014 Эльвира Галимова 0 771

Бродяги и наркоманы. Как на Южном Урале воспитывают «трудных» подростков?

В Челябинске работает областной центр для детей с криминальным прошлым и наркозависимостью. Действительно ли лечить подростков труднее, чем взрослых, и почему в проблемах детей виноваты родители – читайте на «АиФ-Челябинск».

Директор ­­­­­­­­­­ Центра Жанна Кулькова рассказала корреспонденту «АиФ-Челябинск», что работать с такими детьми совсем не страшно: «Их агрессия – это защитная реакция на угрозы со стороны родителей, сверстников, учителей и так далее. Здесь же они не чувствуют опасности и раскрываются».

Отцы и дети

Однако перевоспитать вчерашнего малолетнего хулигана всё-таки сложнее, чем взрослого. Во-первых, у детей ещё нет опыта потерь, травм, болезней, гибели близких. Поэтому они не хотят меняться и преодолевать асоциальное поведение. Зачем? Ведь родители их кормят, сверстники - боятся, а здоровье и молодость кажутся вечными. 

«Самоубийства среди подростков распространены ещё и потому, что они очень мало людей похоронили в своей жизни, чтобы понять, что такое смерть и что смерть – конечна», – уточняет Кулькова.

Арт-терапия в реабилитационном отделении. Фото: АиФ / Эльвира Галимова

Вторая трудность, как ни странно – это родители «трудных» детей. До совершеннолетия дети психологически, материально и юридически зависят от своей семьи и так или иначе за поступками детей стоят их родители.

«Однажды к нам пришел отец мальчика и признался, что хоть ребёнок состоит на учете в полиции, но он правильно сделал, что избил одноклассника. Якобы мужчина всегда учил сына отстаивать свои интересы силой и если надо – «бить морду!» Приходится работать и с таким папой, и с ребёнком вместе», – рассказала психолог. Иногда получается, что за одной психологической проблемой ребёнка стоят мама, тетя и бабушка в придачу. 

Групповая терапия

Реабилитация асоциальных подростков в Центре начинается после консультации. Психологи решают, нужно ли включать подростка в группу или «прописать» индивидуальное лечение. Работа психолога «один на один» ведется с детьми с органическими поражениями, со снижениями интеллекта или с острыми критическими ситуациями в жизни (пред- постсуицид, горе в семье и так далее).

Кстати
В первом полугодии 2014 года в реабилитационном отделении прошли консультацию 709 детей и подростков в возрасте от 7 до 19 лет и их родители. Помощь оказана 375 подросткам, в том числе 10 подросткам, состоящим на учете в комиссии по делам несовершеннолетних.

В группе находятся по 4-9 подростков, которые либо приезжают на терапию раз в неделю, либо проходят лечение каждый день в течение трёх недель. Занятия проводятся с 14 часов до 20 вечера, чтобы не отвлекать воспитанника от учёбы в общеобразовательной школе. 

Сказки о семье 

Как же психологи отучают юных южноуральцев от сигарет, наркотиков и агрессии? 

«Просто сидеть и разговаривать с подростками уже не модно и не эффективно. Поэтому мы проводим сеансы сказкотерапии, пескотерапии, арт-терапии и так далее. На них ребенок делает простые вещи – рисует, красит, играет в образе персонажа из книги. Так он раскрывается и реализовывается творчески» – говорит Кулькова.

На сеансах дети не всегда рисуют привычные цветочки и солнышки – это могут быть фаллические образы, страшные картины и по-взрослому жестокий мир. Но психологи уверенны, что в определенном возрасте «взрослые» темы должны интересовать ребенка, если не говорить о них или вообще «закрутить гайки», то напряжение может выплеснуться в неожиданной форме. Так, в Трехгорном 14-летняя девочка покончила с собой, когда родители запретили ей гулять с парнем.

Воспитанники во время поездки по Уральским горам. Фото: Из личного архива / Евгений Смагин

Евгений Смагин, педагог-психолог первой категории рассказал об ещё одном необычном способе реабилитации девиантных подростков. Он собирает группу для так называемой телесно-ориентированной психотерапии, когда группе подростков тренер (психолог) дает задания для выполнения. Например, пройти квест, отгадать загадки или – во время летнего выездного сеанса – покорить гору. Так подростки учатся доверять друг другу, работать в команде, договариваться со своими сверстниками без «кулаков».

«Группа здесь выступает моделью социума, общества. Научившись работать в команде, дети учатся похожим отношениям и за стенами Центра: в школе, в семье, со сверстниками на улице, – отмечает Смагин. – Кстати, часто подростки из одной группы в Центре становятся друзьями и за его стенами. Так дети понимают, что в этом мире они не одни, и кто-то может помочь справиться с проблемами. Это меняет жизнь и психику ребенка, потому что как правило, проблемы девиантного поведения возникают из-за одиночества. Когда подростков никто не слышит и не поддерживает, он теряет контакты с внешним миром и становится агрессивным».

Сейчас способы реабилитации и воспитания бывших наркоманов, бродяг и хулиганов быстро меняются. Чтобы предотвратить очередной суицид, зависимость от наркотиков и уход подростка из дома психологи разрабатывают всё новые и новые способы достучаться до них, внушить их нужность и важность в этом мире. Однако десятки сеансов могут стать лишними, если мама или папа «потерянного» ребёнка скажут: «Мы тебя любим такого, какой ты есть».  

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий