aif.ru counter
Мария ХЛЕБНИКОВА 0 52

Челябинец стал первым космическим хлеборобом

Максим Сураев вырастил на МКС пшеницу вместо

У Челябинска есть свой космонавт – Максим Сураев. Не беда, что жил он в Челябинске всего 2 года. Но зато у нас родился! В октябре прошлого года ему присвоили звание Героя России, а 17 января этого года он побывал в Челябинске, где ему вручили Народную премию «Светлое прошлое». Максим Сураев стал первым космическим блогером, блог он вел во время полета. Журнал Wired признал его виртуальный журнал самым интересным и веселым из числа «космических» блогов. Нам удалось поговорить с Максимом о буднях МКС и трудной работе космонавта.

Почему рвало японца

- Максим Викторович, сколько раз успели облететь вокруг Земли?

- Шестнадцать.

- И какой она вам показалась из космоса?

- Вид Земли по-настоящему захватывает, хочется кричать: «Вау! Да она и вправду круглая»! Никакое видео, никакие фотографии не могут передать то, что ты видишь собственными глазами. За время моей экспедиции шаттл доставил на станцию новый модуль, который назвали «Купол». Хорош он тем, что по периметру расположены окна и обзор получается на 360 градусов. Это потрясающе. Когда я первый раз опустился туда, то дух захватило: с одной стороны – день, с другой – ночь на Земле. Видишь все материки... Подобные эмоции испытываешь и от невесомости. Это классное, хорошее чувство, если ты, конечно, с ней подружишься.

- Не у всех получается?

- Пока медицина не умеет предсказать, как тот или иной космонавт будет чувствовать себя в условиях невесомости. Один из членов нашего экипажа – японец Соити Ногути – целый месяц, бедолага, мучался. Ему было очень плохо – не мог ни есть, ни работать. Потом, правда, оклемался и уже за двоих рубал. (Смеется). Невесомость начинаешь ощущать, когда отделяется третья ступень. То, что происходит, я бы назвал мощным и жестким пинком под задницу. И такое впечатление потом, что ноги у тебя куда-то за голову запрокидываются. Довольно неприятное ощущение. Кровь приливает к голове. Вот почему первое время лица у всех космонавтов, как у хомячков, одутловатые.

- А потом к невесомости привыкаешь?

- Я привык довольно скоро. И она стала даже комфортной – тебе не надо прилагать никаких почти усилий, чтобы двигаться - достаточно пальцем пошевелить и полететь, куда тебе надо. И нет никакой разницы в том – уснешь ты на потолке, на стене или в кресле. Один из астронавтов у нас до того доработался, что уснул в той позе, в которой работал. А вентиляция на станции работает постоянно. И вот такая картина: вечер, по коридору МКС дрейфует тело в очень странной позе. Мы его растолкали и отправили отдыхать.

- Но невесомость, наверное, и опасна для организма?

- Мышцы могут атрофироваться, потому что они там не нужны, напрягаться не надо. Необходимо полтора-два часа в день работать на тренажерах. Американцы, кстати, разработали для этого очень хороший спортивный станок, на котором можно заниматься как со штангой, так с отягощением. И ноги, и мышцы рук можно тренировать. Работали мы также на беговой дорожке. Если не будешь заниматься, то из космоса вернешься растением, двигаться не сможешь.

Почувствовал все свои кишки

- То есть ощущения при возвращении на Землю тоже особенные?

- После посадки мне неимоверно тяжелыми показались собственные руки. Я прочувствовал все свои кишки, ты понимаешь, что у всех внутренностей есть свой вес. Это тяжело, даже возникает вопрос: как они здесь живут, на Земле? (Смеется).

- Какие-то привычки после долгого пребывания в невесомости остаются?

- Есть такое. Там же оставляешь рядом стакан в воздухе и он никуда не денется, не упадет. И за столом мы часто друг другу все по воздуху просто подталкивали. Кто-то попросит: подай вилку. Ты ее берешь, толкнул и она полетела в заданном направлении. Я как-то однажды жене так же подал, а вилка упала.

- Вы наблюдали, как вашу ракету готовили к старту?

- Это эмоциональное красивое зрелище. Но обычно основной экипаж не допускают к этому зрелищу, чтобы не напрягать. Потому что несколько не по себе становится, когда ты видишь, что та часть ракеты, в которой будет находиться экипаж, занимает малую часть всего сооружения. Все остальное - ступени с топливом, с жидким кислородом. И ты понимаешь, что за твоей спиной несколько тысяч тонн этой смеси, как-то бррр... (Улыбается).

- Страх для космонавта — нормальное явление?

- Не верьте никому, кто скажет, что не боялся, например, выходить в открытый космос или, что он не испытывал страха, когда спускался на Землю. Страх есть. Но тонкость в том, что есть животный страх, от которого человек цепенеет, и важно преодолеть эту естественную защитную реакцию, иначе невозможно сконцентрироваться и мобилизоваться на работу. А отработать и в этой ситуации надо четко и грамотно, не допустить ошибки.

Дембель на МКС

- Шутка снимает такое напряжение?

- Только шутить надо ко времени и к месту — это очень важно, когда несколько человек долгое время находятся в замкнутом пространстве. Надо учитывать характер каждого, избегать острых углов. Нам это удавалось. И свободное время проводили весело. Мы же на МКС встречали Рождество и Новый год. Следующая экспедиция «приехала» к нам перед Новым годом, ребята подарки привезли, елочку и все были в колпаках Санта Клауса.

- Сколько вас в такие моменты собиралось на МКС?

- Было время, когда на станции собралось 13 человек. Среди космонавтов и астронавтов был также турист — бизнесмен из Канады, который 35 миллионов долларов заплатил, чтобы на две недели прилететь в космос. И был момент, когда в течение двух с половиной недель мы оставались на станции вдвоем – я и американский астронавт. Честно скажу, это были самые лучшие времена, потому что никто не мешает, не дергает. Спокойно работаешь, куда что положил – там и взял. Для тринадцати человек станция все-таки тесновата. И какую-то часть времени мы работали впятером, началась следующая экспедиция.

- Когда пришла пора возвращаться на Землю, что испытали – радость или грусть расставания?

- Радость, конечно. (Смеется). Через полгода уже домой хочется: к друзьям, к родным, к жене и детям. С нетерпением ждешь момента возвращения. Как дембель отсчитываешь.

- «Жаркая» была встреча с Землей?

- (Смеется). Да, капсула при прохождении через плазму накаляется до нескольких тысяч градусов. Внутри очень жарко. Нам повезло, мы приземлялись зимой. А летом очень часто загорается трава и спускаемый аппарат наполняется дымом. Мы приземлились в болото, откуда нас достали и привезли в Звездный городок.

- За время полета никто не заболел из экипажа? И что предпринимается в таких ситуациях?

- На станции можно даже зубы запломбировать, если это понадобится. И все необходимые инструменты есть, чтобы провести маленькую операцию, если возникнет вдруг какая-то внештатная ситуация. Этому учат – разрезать, зашить... Но перед полетом идет очень жесткий медицинский досмотр. С нарушениями в космос никого не пошлют просто-напросто, для этого и нужны дублеры. А инфекции и ОРЗ на станции невозможны, потому что больных туда просто не допускают. Правда, перед моим стартом был случай, что шаттл привез на станцию какую-то инфекцию – все начали чихать и даже температура была. Но заглушили все быстро таблетками. Такое случается крайне редко.

- Вы писали в блоге о том, что вырастили на станции пшеницу, то есть стали первым космическим хлеборобом?

- (Смеется). Вырастил. Причем, самовольно. Был запланирован эксперимент с выращиванием салата. И я говорил ребятам, да вы мне хоть дайте цветочки какие-нибудь... Не дали. Но я случайно на станции обнаружил семена пшеницы, завезенные туда несколько лет назад. Из хулиганских побуждений я воткнул их в почву вместе с салатом. И вообще-то не надеялся, что они взойдут. А пшеница начала прорастать. Естественно, я признался разработчикам эксперимента, что посеял без их ведома пшеницу и она проросла. Они мне говорят: «Ладно, ничего страшного, наблюдай»... А когда она заколосилась, поступило предложение: «Выдерни тот салат, чтобы не мешал пшенице, пускай она растет». И вот так получились очень хорошие результаты: колос был настоящий, эксперимент удался и разработчики остались довольны моей самодеятельностью. А до этого несколько раз пытались вырастить пшеницу, но получались, как ученые говорят, «монстры без зерен».

- Куда теперь хотите полететь?

- Очень хочу слетать на Луну.

Досье

Максим Викторович Сураев — летчик-космонавт, герой России (2010), полковник ВВС. Родился 24 мая 1972 года в Челябинске. Окончил Качинское высшее военное авиационное училище, Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского, Российскую академию государственной службы при президенте РФ (по специальности «юриспруденция»). Освоил самолеты Л-39 и Су-27. Налетал более 700 часов.

Совершил более 100 прыжков с парашютом. Имеет квалификации: «военный летчик 3 класса», «инструктор парашютно-десантной подготовки», «офицер-водолаз». В Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина — с декабря 1997 года. В космос стартовал 30 сентября 2009 года в качестве командира корабля «Союз ТМА-16» и члена 21/22-й основных экспедиций МКС вместе с американским астронавтом Джеффри Уильямсом и космическим туристом Ги Лалиберте (Канада). Полет был завершен 18 марта 2010 года. Женат, воспитывает двух дочерей.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах