Эльдар Гизатуллин 0 346

Скелеты под заводами. О речи Колчака и следах лыжного батальона

Статья из газеты: АиФ-Челябинск №11 15/03/2017

С началом весны начинают готовиться к очередному сезону поисковые отряды. Почему участие в поисковых раскопках оказывается лучшей школой патриотизма для детей, чем самые громкие лозунги?

Останки бойцов-южноуральцев и их вещи нашли в Новгородской и Волгоградской областях юные поисковики под руководством Александра Тапилина.
Останки бойцов-южноуральцев и их вещи нашли в Новгородской и Волгоградской областях юные поисковики под руководством Александра Тапилина. © / фото Александра Фирсова / АиФ

Как экспедиции меняют отношение мальчиков к девочкам? И какие ещё тайны пугачёвцев остаются нераскрытыми?

Ответы на эти вопросы знает челябинский краевед, преподаватель Южно-Уральского многопрофильного колледжа Александр Тапилин. Его бабушка когда-то слушала выступления Колчака. Возможно, эти семейные предания и подвигли его заняться краеведением.

Что вспомнила старушка?

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: К краеведческой работе вы стараетесь привлекать своих учеников. Получается?

Александр Тапилин: Знаете, краеведческой работой я занимаюсь уже 30 лет, в своё время, например, участвовал в создании списка памятников истории и культуры области. А затем стал привлекать к работе и ребят в колледже, и тому есть объяснение. У нас ведь в основном приезжие. Спрашиваю, бывало: «Ты откуда? А почему у деревни такое название?». Нередко отвечают: «Не знаю». Я и советую: «Так ты узнай, порасспрашивай бабушек-прабабушек». Ведь именно через такое знание о своих корнях можно сделать патриотизм не общими словам, не нотацией, а наполнить его конкретным содержанием.

Иначе получается формальный подход. Например, когда обелиски к Победе открывают по круглым датам, а потом эти памятники зарастают травой. Так получилось и с мемориалом, который мы открывали в 1980-е годы в деревне в Пермском крае, где я когда-то учительствовал.

- А есть ли среди ваших учеников те, кто уже удивил вас своими изысканиями?

- Конечно. Скажем, Кирилл Пигалов родом из небольшой деревни в Курганской области. Он уже стал и в археологические экспедиции ездить. Рассказывал, что есть у них церковь разрушенная, из которой в советское время сделали зернохранилище. Сохранились и дома купеческие. Кирилл признался, что хочет узнать обо всём подробнее, написать историю села.

А многие мои ученики занялись генеалогическими исследованиями. Так, Карина Ярмухаметова смогла разыскать своих предков вплоть до 17-го колена. Это начало XVII века! Некоторые узнали о своих предках, которые воевали в 1812 году. Пусть кто-то от таких изысканий отмахнётся, но потом послушает уже не только учителя, а тех немногих, кто что-то интересное о своих предках узнал.

- Вероятно, в таком интересе сыграли свою роль и поисковые экспедиции, в которых вы участвовали? Удалось найти кого-то из южноуральцев?

- Мы выезжаем с поисковым отрядом «Ориентир», который снаряжают сотрудники МЧС. Ищем останки наших солдат в Новгородской и Волгоградской областях. Однажды узнали, что в боях под Старой Руссой погиб отдельный лыжный батальон, который сформировали в челябинском посёлке Шершни.

Искали мы следы батальона у деревни Переходы. Места там сильно заболоченные, до сих пор встречаются мины-ловушки. До войны большая деревня была, а сейчас там 20 стариков век доживают. Подошла к нам старушка из местных, спрашивает: «Вы поисковики? А не чёрные?» Мы все документы показали. Старушка говорит: «Тогда вам всё расскажу. Я в войну девочкой была. Наши отступали, и здесь много убитых было. Решено было в подвале одного дома санитарное захоронение сделать». Показала, где тот дом стоял. Начали мы копать и действительно нашли останки 58 бойцов! А на самом дне обнаружили солдатский медальон. Целый час его осторожно открывали. Внутри сохранились данные Владимира Касьяненко, призванного на Саткинский пункт. Подняли данные и узнали, что он был в составе лыжного батальона. Значит, и остальные останки, скорее всего, принадлежат южноуральцам. Останки мы перезахоронили, нашли некоторых родственников бойцов.

- А случалось, что находили записки солдат в каких-то неожиданных предметах?

- Да, один из наших ребят нашёл во время экспедиции в Волгоградской области записку в гильзе. Оказалось, что это данные Алексея Наземкина. Мы разыскали его дочь, она ещё жива, а её отец считался пропавшим без вести.

Кстати, наши ребята участвуют не только в поисковых, но и в археологических экспедициях. Однажды копали вместе с Геннадием Здановичем (челябинский археолог, первооткрыватель Аркаима. - Ред.) на Синташтинском городище. Некоторым ребятам так понравилось, что они потом в августе уже на свои деньги туда снова поехали!

Царапины тоже учат

- А в чём ценность таких экспедиций? Только ли в том, что ребята соприкасаются с историей?

- Не только. Конечно, ученик начинает по-другому историю воспринимать: мол, в моей деревне, оказывается, такая бабушка живёт, которая с Хрущёвым встречалась! Или напрямую мне говорят: «Я таких интересных людей встретила - узнала то, что ни в каком учебнике не прочитаешь!» Ребята не только историю, но и жизнь начинают по-другому воспринимать.

Скажем, в экспедициях всяких трудностей хватает. В Волгоградской области и жара стоит, и змеи встречаются. Иной парень в колледже девчонку по голове учебником, как в школе, может стукнуть, а в экспедиции меняется. Один такой хулиган специально для девчонок воду натаскал, дров нарубил, чтобы баню организовать. Ему самому воды не хватило, а он и говорит: «Да ничего страшного!» И отношение девочек к нему меняется.

- Вероятно, в таких экспедициях надзор взрослых меньше?

- Да, и это приучает к самостоятельности. Так, дежурные знают, что, если они в шесть утра не поднимутся, никто завтрак для них и остальных не приготовит. Самостоятельность очень важна. Я помню, в детском саду нас и на озёра летом вывозили, и ещё куда-то, живность всякая была. А сейчас этого нельзя, того нельзя, сидят в садиках. А как же обучаться? Учёба ведь и через царапины происходит. Моя мама и не помнит, сколько платили за садик, а сейчас все собрания родителей только из-за денег и организуют.

Кроме того, в экспедициях и отношения с учителем можно выстроить. Дети ведь видят разницу между тем, что говорит педагог и как сам живёт. Мне одна девочка сказала: «У нас в деревне одна учительница много чего говорит, а как живёт-то! Почему же я должна её слушать?»

Встреча на Пьяной горе

- А какие краеведческие открытия совершили вы сами?

- Меня очень интересует история Металлургического района Челябинска, куда я переехал с родителями в возрасте четырёх лет. Помню, что бараки стояли. Там ведь жило множество трудармейцев. В самые тяжёлые годы десятки их в день гибли. Тела сбрасывали в заводские котлованы - при ремонте копрового цеха нашли немало скелетов.

И в истории названий улиц района многое скрыто. Улица 50 лет ВЛКСМ до 1968 года называлась улицей Александра Невского, и местные долго не могли привыкнуть к переименованию. Улица Жукова какое-то время была Театральной, когда в 1957 году маршал попал в опалу. Потом после его смерти всем, видимо, стало совестно, и название вернули.

Изучаю также историю посёлков Першино и Каштак. Там ведь пугачёвский атаман Грязнов стоял, который захватил Челябинск. И Челябинск два месяца был под властью пугачёвцев - так долго, как ни один другой российский город! Следов самого Пугачёва больше в горнозаводской зоне: Салаватов ключ, Пьяная гора... Есть легенда, что гора получила такое название, потому что там встретились Пугачёв и Салават Юлаев и как следует отметили это дело. Но установить истинную картину могут только раскопки.

- В истории самой вашей семьи удалось найти любопытные факты?

- Моя бабушка рассказывала, что, когда она была гимназисткой в Омске, ей довелось слушать выступление Колчака. А её сводный брат был писарем у Верховного правителя России. Происхождение потом вышло бабушке боком: она попала в «лишенцы» (в 1918-1936 годах так неофициально назывались граждане, лишённые избирательных прав. - Ред.). Современная молодёжь, наверное, и не знает этого слова. Бабушка признавалась, что вышла замуж за дедушку не по любви. А потому что тот был из рабочих - надо было восстановить социальные права.

Так что история у нашей страны, конечно, непростая, досталось всем. В Гражданскую войну в ходе Челябинской битвы часть сражения проходила у посёлка Есаулка в нынешнем Сосновском районе. Местным жителям начальство приказало погибших красных похоронить, а белых - сжечь. Но люди похоронили всех вместе. И спустя годы, в 1985 году, приехал старичок, спрашивает: где, мол, тут братская могила, хочу товарищей помянуть. Стали искать, и выяснилось, что захоронение это давно уже в силосную траншею перепахали. Потом, конечно, бросились восстанавливать, но видите, как бывает: история перепахивает всех.

Досье

Александр Тапилин. Родился в 1959 году в городе Горьком (ныне Нижний Новгород). В 1963-м вместе с родителями переехал в Челябинск. Работал на ЧМЗ. В 1979-м поступил в Челябинский педагогический институт. Работал в сельской школе в Пермской области, затем в школе № 92 Челябинска. С 1988-го по 1993 год - в Челябинском институте культуры. С 1993-го трудится в Южно-Уральском многопрофильном колледже.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах