aif.ru counter
Эльдар Гизатуллин 0 119

Верните волшебство! Снегурочек в коротких юбках нам не надо

Дети не должны видеть, как Дед Мороз переодевается.

Нельзя, чтобы волшебные новогодние персонажи стали для детей просто переодетыми людьми.
Нельзя, чтобы волшебные новогодние персонажи стали для детей просто переодетыми людьми. © / Алексей Светов / Из личного архива

В Новый год и каникулы почти каждый из нас будет зрителем, а то и участником праздника. Но многие жалуются, что нет у них праздничного настроения. Как можно его вернуть?

За ответом мы обратились к человеку, который организацию праздников сделал своей профессией, – известному челябинскому актёру, сценаристу и режиссёру массовых театрализованных праздников Александру Мордасову.

Вернуть волшебство

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: - Вы не один десяток лет организовывали новогодние праздники. Меняется ли программа со временем или здесь важны традиции?

Александр Мордасов: – Дело не в новизне как таковой. Ведь новое за это время было (например, парад Дедов Морозов). Жаль, что иногда пропадает ощущение волшебства, уникальности. Причина тут не в Снегурочках в коротких юбках, хотя, возможно, и в этом. Просто стали небрежно относиться к некоей магии этого праздника. Дети видят, как Дед Мороз приезжает на автомобиле, как переодевается, потом оттягивает бороду и выпивает. Пропадает ощущение, что это сказочный персонаж, а не просто дядя. Или даже тётя, что уж вообще кошмар!

Иногда даже незначительные детали имеют значение. Мы однажды сделали так, что Дед Мороз зашёл на праздник с улицы. Вроде мелочь, а на 100% сработала!

– Говорят, был случай, когда не дети, а взрослые испортили Новый год на площади Революции.

– К сожалению, было такое на рубеже 1980-90-х годов. Мы начали представление в ледовом городке, а там собралась толпа, среди которых было много пьяных. Начали лезть на сцену, выхватывать микрофон. Пришлось быстро всё свернуть.

Река может стать сценой

– Верно ли, что первое представление для зрителей вы устроили ещё в детстве?

– Мы с родителями часто ходили в театр, каждая премьера была праздником. Телевидение тогда только начало развиваться. До сих пор помню, какое впечатление произвела на меня постановка «Фауста» в театре оперы и балета. Я пришёл домой и стал строить театр – макеты сцены, ставил туда пластилиновых человечков. Папа мне помогал. Наверное, те впечатления и определили дальнейшую профессию.

– Знаю, что вы когда-то стали едва ли не первым мужчиной в Челябинске, который прошёл курсы машиниста-стенографиста.

– У меня была астма, а когда поступил в политехнический институт, произошло обострение. Пришлось взять академический отпуск, и папа посоветовал не тратить время зря, а пойти на те курсы – мол, пригодится. И оказался прав. Я был единственным парнем в группе. Овладел десятипальцевым способом печатания вслепую. И потом, когда появились компьютеры, новая техника не была для меня проблемой.

– Вы были одним из тех, кто участвовал в организации празднования 250-летия Челябинска. До того праздника несли в основном идеологическую составляющую. Сложно ли было менять эти представления?

– Мы тогда искали более свободные и яркие образы, чтобы люди себя проявили. Однако в любом празднике есть идеология, которая в данный момент культивируется в стране. Советские праздники первые 50 лет в полной мере выполняли эту функцию, помогали получить людям эмоциональный заряд.

Что касается 250-летия Челябинска, то главный режиссёр праздника Анатолий Гордеев, у которого я был помощником, поставил действо так, чтобы проспект Ленина был основной линией, на которой располагались площадки – от проходной ЧТЗ до ЧПИ. Площадки как бы передавали эстафету друг другу. Сейчас же праздники организуют главным образом вокруг Кировки. В ту пору, кстати, появлялись и первые формы спонсорства: в праздник вкладывались предприятия.

– А какие площадки в Челябинске до сих пор не используются для различных шоу, хотя могли бы?

– Река и набережная – вот наша головная боль. В Екатеринбурге посреди города целое озеро – там шоу, конечно, по-другому будет смотреться. Мы однажды установили понтон, который стал концертной сценой. Вроде простое решение, но очень удачное, людям всё было видно. А если бы различную светотехнику тогда нам можно было использовать!

В городе есть места, куда народ почему-то не ходит. Например, у цирка, когда там ещё не было торгового центра. Мы составили программу, которая плавно перетекала в цирк. Чуть ли не первые в городе воздушный шар привезли. Но народ практически не пришёл, и даже шар порвался. Есть такие места, а почему люди их обходят, не знаю – мистические ли причины или ещё какие.

А есть территории, которые, наоборот, народ любит: площадь Революции, Театральная площадь. Но развернуться у нас трудно, всё застроено. У ТРК «Родник» особых шоу не было. Там есть место у набережной, но будет ощущение, что это где-то на задворках, позади здания. Психологические причины тоже имеют значение. Когда-то мы хотели использовать место, где сейчас ЖК «Манхеттен», но сейчас там высотки.

От Бразилии до пиратов

– Вы были одним из инициаторов проведения карнавала в Челябинске. Вас вдохновляли европейские и бразильские шествия?

– Как ни странно, но в России один из первых карнавалов прошёл в Норильске. У них всё получилось, и идей загорелся челябинский предприниматель Лев Бульман. Был такой у нас бизнесмен с романтическим характером, который верил, что если всем взяться за какой-либо проект, то всё осуществится. Например, однажды предложил каждому челябинцу скинуться по рублю и купить слона для зоопарка – слон тогда как раз миллион стоил.

И вот Бульман вложился в создание двигающихся платформ для карнавала. Художник из ДК ЖД Владимир Бородин занялся оформлением. Сначала было четыре платформы, их сделали на челябинских заводах. Темой была сказка «Буратино». На платформах были танцевальные коллективы, персонажи в костюмах. Потом платформ стало уже восемь. Остальные изображали сказку про Айболита. На одной из платформ выстроили целый пиратский корабль. Так как конструкция проезжала под двумя мостами, пришлось сделать так, чтобы мачта складывалась. Платформы ехали по проспекту Ленина к площади Революции.

Успех был невероятный! Я никогда не видел на площади столько народа! Карнавальные платформы потом свозили в Троицк на День города.

– По вашему мнению, какие праздники нам необходимы, помимо уже знакомых? Может, воспользоваться опытом других регионов или даже стран?

– Нам нужны праздники, в которых люди могли бы принять непосредственное участие. Надо уходить от показов и концертов. Люди, кстати, откликаются на новые предложения. Посмотрите, например, сколько откликов вызывал конкурс «Песня города».

Вопрос в том, какие конкретно формы нам нужны. Я считаю, что надо возрождать народные традиции. Раскачали ведь Сабантуй, который уже давно воспринимается как праздник не только татар и башкир. Значит, это возможно. Можно вернуть к жизни и немецкие, и украинские, и чувашские праздники – у каждой из этих национальностей у нас достаточно мощная диаспора. Я уж не говорю, сколько ещё забытых и полузабытых праздников у русского народа! И не надо бояться привлекать спонсоров, главное – результат. Людям праздники необходимы круглый год.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество