Эльдар Гизатуллин 0 55

Гарем, вино и джинны. Рэп-баттлы были ещё тысячу лет назад

Древние арабские поэты во времена "Тысяча и одной ночи" вели себя, как современные звёзды

Гарем был источником историй, которые бы сейчас назвали светской хроникой.
Гарем был источником историй, которые бы сейчас назвали светской хроникой. © / из личного архива / Из личного архива

Современные арабские страны известны своим консерватизмом, но, как ни странно, в древности всё было совсем наоборот. В Багдаде нравы царили достаточно свободные, а поэты и музыканты вели себя подобно современным звёздам – устраивали поэтические поединки, высмеивали друг друга, как при настоящих рэп-баттлах, выпивали литры вина, и открыто публиковали сочинения, посвящённые сексу.

Вечеринки под мокрой глиной

Конечно, шоу-бизнеса, как такового, во времена халифата Аббасидов (это была эпоха расцвета арабской цивилизации) не было, и поэты старались пробиться ко двору. Здесь устраивались шумные вечера – точнее, даже ночи, чтобы воспользоваться прохладой. Впрочем, бывало, что собирались и днём. Удивительно, но в те далёкие времена появились даже первые «кондиционеры» - так, крышу покрывали мокрой глиной, а в тростниковые желобы, идущие вдоль стен, насыпали лёд. Или же занавешивали окна мокрыми простынями – некоторые пользуются этим способом и сейчас. На таких праздниках поэты старались в стихотворной форме восхвалить власть предержащих, описать любовные переживания или унизить соперника. Если поэт преуспевал, то получал деньги и славу – его приглашали на другие праздники, где опять же одаривали деньгами.

Особо ценились всякие неожиданные темы (вроде зарифмовать рецепты блюд) или абсурдные – надо было сочинить осуждение щедрости, похвалу злобе. Вот, например, названия некоторых стихов Шаха аль Тахири: «Война хлеба с оливками», «Хвастовство расчёски перед зеркалом» и даже «Мастурбация».

Откровенность поэтов и придворных вообще может шокировать. Так, один из правителей, когда его пришли поздравить после брачной ночи, неожиданно ответил стихом о всаднике, который приготовился атаковать и пустить кровь, но его остановила кровь с другой стороны. Как и современные звёзды, поэты любили эпатировать публику. Поэт Ибн Ар-Руми постоянно заявлял о своей ненависти к розам, потому что, по его словам, роза похожа на анус.

Иногда поэты высмеивали скупцов – например, описали случай, когда умер один из богатейших жителей города Басры. В его доме, помимо прочих богатств, обнаружили огромное количество сыра и рыбы – давно уже испорченных. Все это вывалили просто на улицу, которая стала непроходимой из-за ужасной вони.

Кого раскритиковал дъявол?

Иногда поэтов одаривали и рабынями. Так поэт Абу Атахия влюбился в наложницу Утбу и попросил её у халифа в награду. Правитель едва не согласился, но девушка устроила истерику – ей явно не хотелось переезжать из дворца. Тогда халиф предложил поэту взамен большую сумму в деньгах. Когда Атахия согласился, Утба чисто по-женски не могла удержаться от едкого замечания, что вряд ли страсть поэта была настоящей.

Особо много историй сложилось вокруг гарема – по понятной причине. Эта запретная территория всех волновала. Есть рассказ о поэте Ибрахиме Мосули, который однажды шёл на вечеринку к халифу Гаруну аль Рашиду, по пути увидел корзину, свисающую со стены, и девушку рядом. Она сказала, что ей с подругами скучно, и она приглашает поэта на праздник. Ибрахима подняли в корзине до крыши дворца, где он увидел настоящее угощение и много девушек в кисейных накидках, закрывающих лицо. Поэт неплохо повеселился, а потом рассказал о своём приключении Гаруну. Тот заинтересовался и попросил поэта провести его в тот дворец. Когда правитель и поэт там очутились и поднялись на крышу, девушки сразу разбежались. Оказалось, что это было одно из помещений гарема. Халиф, впрочем, простил поэта, объяснив, что Ибрахима спасло то, что девушки были в накидках, и он не видел их лиц. В истории, правда, не поясняется, как именно поэт «повеселился» в этом дворце первый раз.

Даже мистика носила эротический оттенок. Было полно рассказов, что если девушка чересчур красива, то она наверняка джинния – то есть, джинн женского рода. Есть история всё о том же о Ибрахиме Мосули, который заснул у бассейна и услышал, как по-человечески разговаривают две кошки, живущие под фундаментом бассейна. Они предупредили поэта, что его девушка – джинния. Кстати, о поэте Ибн Дурайде говорят, что ему приснился сам дъявол, который принялся разбирать его стихи и сказал, что они не так уж плохи, но почему то он сначала говорит, что вино жёлтое, как нарцисс, а потом, что красное, как анемон. В итоге поэт проснулся «ошеломлённый этой потусторонней критикой».

В остальное время многие поэты вели очень расслабленный роскошный образ жизни. Вот распорядок дня поэта и переводчика Хунейна ибн Исхака: «Каждый день после езды верхом он ходил в баню… Затем выпивал вина с печеньем, лежал, пока не кончал потеть… Потом ему приносили обед… крупного откормленного цыплёнка, тушеного в соусе, и полукилграммовую буханку хлеба… Выпив и поев, он засыпал. Проснувшись, выпивал 4 ратла (примерно литр) старого вина. Если ему хотелось фруктов, он съедал несколько сирийских яблок и айву».

Мумии и опасные сочинения

Тот мир кажется ожившей сказкой «Тысяча и одной ночи» (кстати, тогда эти сказки и создавались), но ужасов тоже хватало.

Рассказывают, что один из халифов указал в своём завещании, чтобы его наследник открыл одну из комнат лишь после его смерти. Когда это случилось, наследник с ужасом обнаружил большое помещение, заполненное телами казнённых претендентов на трон из соперничающего рода – в сухом воздухе Ирака тела превратились в мумии. К ноге каждого была привязана бирка с именем. Все гадали, зачем надо было хранить тела – видимо, власти просто не знали, как их похоронить незаметно.

От ужасной смерти не были застрахованы даже правители. По закону при смене власти требовалось, чтобы не было пролития крови, и предъявляли доказательства, что смерть не оказалась насильственной. Это условие умудрялись обходить – сохранилось несколько свидетельств, когда неугодных правителей заворачивали в толстые ковры и оставляли на жаре. Понятно, что человек быстро умирал, а заговорщики потом предъявляли тело без каких-либо ран.

А вот у поэтов смерть была иногда комическая. Так некий Джахиз поставил рекорд по количеству сочинений, а погиб в глубокой старости, когда на него свалилась кипа собственных сочинений.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах