aif.ru counter
11

Идти вперёд поодиночке не получится

Перед тем как передать бразды правления Челябинской областью, Пётр Иванович Сумин рассказал, чего удалось добиться в регионе за последние годы и что предстоит сделать будущему губернатору.

Перед тем как передать бразды правления Челябинской областью, Пётр Иванович Сумин рассказал, чего удалось добиться в регионе за последние годы и что предстоит сделать будущему губернатору.

- Пётр Иванович, Вы возглавляли Челябинскую область три губернаторских срока. Если к этому приплюсовать советские годы, то стаж руководящей работы окажется весьма внушительным. Что значит - быть руководителем в России?

- Я не раз задавал себе этот вопрос в разных исторических обстоятельствах и не мог на него однозначно ответить, составить какой-то универсальный рецепт. За последние 20 лет в стране произошли колоссальные события, которые совершенно изменили её облик, характер. Приходилось и себя выворачивать наизнанку, переделывать, чтобы успевать за временем, за событиями, которые сменялись с огромной скоростью.

К тому же, скажем честно, власть мало кто любит. А в годы российских реформ, "в лихие 90-е", её ещё откровенно не уважали - за тот хаос, в который провалилась страна. Как вернуть это доверие - никто не знал. Но одно правило я для себя тогда чётко сформулировал - нужно научиться слышать людей, даже скрипя зубами, затем думать и принимать взвешенное решение.

Разобранное время

- Какие решения давались с наибольшим трудом?

- Чтобы "огласить весь список", потребуется ещё один губернаторский срок. А если серьёзно, практически каждое решение приходилось вымучивать. В переломные годы - тем более. Крайне нелегко, например, далось решение приостановить в области приватизацию в 1992 году, когда я был председателем областного Совета, - пока не будет определён чётко и ясно порядок её проведения. Газеты пестрели заголовками, что Пётр Сумин хочет поссорить Челябинскую область со всей Россией.

Пришлось к тому же прослыть консерватором, рассылая в Москву письма с просьбами сохранить государственное регулирование цен на продукты питания и товары народного потребления. Сейчас, кстати, 1993 год основательно подзабылся. А за тот год цены на хлеб и молоко выросли в 12 раз, на овощи и фрукты - в 19-25 раз. Цены и тарифы на платные услуги населению выросли в 48 раз, на жилищно-коммунальные услуги - в 60 раз!

Было с чего схватиться за голову. Было ужасно больно за людей, за моих земляков, чей труд обесценивался одним росчерком на квитанции или ценнике. А самое скверное, что было ощущение безнадёжности - ничего толком нельзя сделать, изменить, остановить.

- В должность губернатора Вы также вступали не в самое "приятное" время. В одном из интервью Вы признались, что получили область в "разобранном состоянии"...

- Вся страна была в разоб-ранном состоянии. Центробежные силы привели к закономерному итогу - каждый старался выжить сам по себе, никто ни за что не отвечал, не было внятной социально-экономической политики. Когда люди, предприятия, регионы, вся страна бредёт наугад - это страшно.

Принимая дела в начале 1997 года, я даже не поверил докладам специалистов, когда те поведали мне сухую статис-тику. Только задолженность села по всем видам платежей тогда превысила 3,2 триллиона рублей. Астрономические цифры! В том году в замкнутом круге неплатежей находилось свыше 1200 средних и крупных предприятий - половина Челябинской области. Добавьте к этому мощное давление на металлургические предприятия с целью ликвидировать их как конкурентов. Какое число машиностроительных предприятий и предприятий ОПК лежало на боку! Как шахтёры блокировали железную дорогу! Наконец, в каком глубоком кризисе пребывала социальная сфера - с многомиллионными долгами по пособиям, пенсиям, зарплатам!

И это на фоне тотальной неуверенности в завтрашнем дне. До сих пор поражаюсь, какие силы заложены в наших людях, способных выдержать такую психологическую нагрузку, не опустить руки, а объединившись, действовать.

Если и говорить о каком-то главном итоге последних десяти лет, то он будет заключаться не в деньгах. Мы перестали жить в неизвестности, перестали быть обособленными. Один в поле не воин. Когда мы это осознали, когда область включилась в общую работу, тогда и появились более-менее надёжные ориентиры, перспективы, а затем и полновесная стратегия развития.

Подготовленная почва

- Какие события последнего десятилетия Вы назвали бы поворотными?

- Было много событий, которые так или иначе меняли социально-экономический профиль страны и области. Но по-крупному, поворотным можно назвать лишь одно событие - старт четырёх национальных проектов в сентябре 2005 года, данный В. В. Путиным. Хотя они задумывались как отраслевые прорывы, на самом деле оказались прорывом общегосударственным. Впервые с пореформенных лет появилась внятная, масштабная, подкреплённая средствами программа действий. Мы реально почувствовали, как возрождается государственное мышление, государственная логика и воля.

По национальным проектам было интересно работать. Даже определённый азарт появился. Кое в чём область сработала на опережение.

- Не все национальные проекты шли "гладко" - тот же проект по доступному жилью...

- Лёгкого и быстрого успеха никто и не обещал. На начало проекта в нашей области в благоустроенном жилье остро нуждалось более 70 тысяч семей, и не менее 100 тысяч семей хотели бы улучшить жилищные условия.

За эти годы было расселено почти 400 тысяч кв. метров ветхого жилья - а это порядка 10 тысяч семей. В 2008 году область перешагнула своего рода "психологический рубеж" - было введено свыше 2 млн кв. метров нового жилья.

Конечно, нынешний кризис спутал карты, подставил подножку. Но и строительная отрасль уже не та, чтобы так просто сдаться при первых же ударах.

Каждый делает свою эпоху

- И всё же многим южноуральцам по-прежнему живётся крайне трудно...

- Россию трясёт вот уже 20 лет, жизнь только налаживалась и ... Ну что тут оправдываться, кризис подкосил экономику многих держав. Да и рынок кое-кто принял за базарную площадь, где порой плутовство рядится в доспехи праведности... Многие планы пока остаются планами. Стало быть, и успокаиваться ещё рано.

- Последние слова нужно воспринимать как обещание поддержки новому губернатору, Михаилу Юревичу?

- В том числе. А вообще, Михаил Валериевич - достаточно закалённый политик и руководитель. Но это не повод заставлять его изобретать велосипед. Многие вещи на уровне области отработаны, налажены, доказали свою эффективность - их нужно чётко передать, как говорится, по наследству, чтобы сохранить преемственность курса, комплексное развитие всех сфер нашей жизни, ровное созидательное движение вперёд.

Мы передаём область без каких-либо долгов, с хорошо отрегулированной бюджетной системой. Создан вполне весомый финансовый резерв, который оставляет новому губернатору простор для манёвра, возможность завершить реализацию социально значимых проектов. А в целом - пройти этот сложный период обновления власти без негативных для южноуральцев последствий.

Убеждён, что никто из прежней, моей "суминской команды" не будет "прятать" свои наработки, опыт, связи, если дело касается интересов Челябинской области, интересов южноуральцев. Идти вперёд поодиночке не получится. И у меня вряд ли душа перестанет болеть за то, что у нас в области происходит.

- Пётр Иванович, оценивая время Вашего руководства областью, журналисты всё чаще говорят об "эпохе Сумина". Как вы относитесь к такому термину?

- Нормально отношусь. У нас в привычке персонифицировать историю, создавать "фамильные эпохи". Другой разговор, что это не только эпоха меня одного. Прошедшие два десятилетия, очень сложные, драматичные, с таким же правом можно назвать временем Виктора Давыдова и Вилена Позина, эпохой Виктора Рашникова, Александра Фёдорова и Валерия Платонова, эпохой братьев Литовченко, временем Ивана Шундеева и Владимира Мурашова, эпохой Анатолия Брагина и Валерия Пустового, эпохой Германа Вяткина и Валентина Романова. Здесь по праву должны стоять имена многих и многих южноуральцев, которые честно делали свою работу, не скимили, а мыслили по-государственному.

По большому счёту, каждый на своём месте делает свою эпоху. Главное, чтобы она в глубине своей всегда оставалась цельной, человечной и созидательной.

Смотрите также: