aif.ru counter
3

Европа в ценах "отдыхает"

Молочная тема вновь стала одной из главных. Снижение закупочных цен на молоко ухудшило и без того сложное положение крестьян. Между тем, переработчики говорят о положительной стороне своего решения - более дешёвых продуктах. Однако на самом ли деле молоко в магазинах подешевело? В этом есть самые серьёзные сомнения.

Молочная тема вновь стала одной из главных. Снижение закупочных цен на молоко ухудшило и без того сложное положение крестьян. Между тем, переработчики говорят о положительной стороне своего решения - более дешёвых продуктах. Однако на самом ли деле молоко в магазинах подешевело? В этом есть самые серьёзные сомнения.

Областные власти намерены в этой ситуации выступить в роли модератора. Причём уже не впервые, так как вопрос цен на молоко с завидной регулярностью обостряется каждую весну. Первый заместитель губернатора Челябинской области Андрей КОСИЛОВ уверен, что от снижения закупочных цен на молоко пострадают не только крестьяне, но и потребители.

Дороже всех

- Переработчики объясняют снижение цены сезонным фактором: мол, стада выходят на пастбища, надои увеличиваются. Кажется логичным...

- Ничего подобного! Трава ещё не взошла, стада до сих пор не на пастбищах. Выпас начнётся только через 3-4 недели. Да и не сразу после выпаса коровы дают большие надои, должно пройти какое-то время. А переработчики снижают цену уже сейчас!

Вообще же, налицо стремление, что называется, "заболтать" проблему. А главная проблема в том, что в цепочке "производство-переработка-реализация" существует гигантская диспропорция не в пользу сельхозпроизводителя. Что имеем в итоге? Уже в прошлом году цена на молоко вышла на запретительный уровень, для многих южноуральцев молоко стало попросту не по карману - потребление упало на 10-12%.

А ведь молоко - это всё ещё наиболее доступный, качественный источник живого белка. Уровень жизни всегда можно определить по динамике потребления молока и молочных продуктов: в Китае оно растёт постоянно, а у нас падает, а мы ведь и прежде по данному показателю отставали от развитых стран.

- То есть при снижении закупочных цен наше молоко парадоксальным образом остаётся дорогим?

- Вот именно. По сравнению с другими странами Европы, в России наиболее высокая розничная цена на молоко, при том, что доходы населения в нашей стране существенно ниже. По нашим расчётам, закупочная цена может быть повышена на 15-20% без изменения розничных цен. В России переработчики и торговля забирают 52% розничной цены, а если без НДС, то все 57%. На 100 кг молока у нас тратится 52 доллара на переработку и реализацию, это на 11% выше, чем во Франции, которая по молочным продуктам является мировым лидером.

- Почему же такое происходит?

- Торговля, как главный монополист ценовой цепи, в состоянии изменить доли распределения доходов. Разумеется, торговля с успехом пользуется этой возможностью и себя не обижает. Если крестьянину требуется 3 года, чтобы вырастить телёнка в дойную корову, получить первое молоко, то переработчик получает доход в течение 2-3 дней, а для торговли молоко и хлеб - наиболее ходовой товар. Доходы торговли в России от реализации 100 кг молока в 1,7-1,8 раза выше, чем в других странах.

Сейчас закупочные цены упали с 13-13,5 рублей до 7-8,5 рублей. Но разве произошло столь же существенное понижение цен на молоко в магазинах? Нет! Вместо того, чтобы в условиях сокращения сбыта искать новые механизмы, торговля и переработчики предпочитают "отыгрываться" на крестьянах. Да и на покупателях тоже.

- Переработчики уверяют, что снижение произошло и для потребителя...

- Если оно и есть, то просто смехотворное. Покупать у крестьян стали дешевле на 4 рубля, а для покупателя цена в итоге понизилась на копейки! Повторяю: более всего претензий к торговле. Мы провели мониторинг торговых сетей и выявили огромные наценки: например, по состоянию на 20 апреля наценка в сети "Патэрсон" достигала 22,5%, в сети "Проспект" - 21%, в "Дикси" - 18,4%, тогда как наценка не должна превышать 10-15%. Будем теперь при помощи расследований добиваться снижения наценок.

За субсидиями проследят

- С одной стороны, покупатели должны приобретать молоко по доступной цене, с другой - и крестьяне не должны быть в обиде. Как же этого достичь?

- Согласен, это целый комплекс проблем. Но решение есть. Во-первых, надо принять, наконец, закон о торговле, в рамках которого каждый год заключать соглашение между производителями, переработчиками и торговлей. В законе должна быть строго установлена торговая наценка, а в соглашении следует оговорить ценовую политику.

Во-вторых, необходимо ввести ограничения на импорт сухого молока из ЕЭС и Белоруссии. На 70% завозная продукция субсидируется тамошними властями, так что наши селяне оказываются в заведомо проигрышном положении. Нам самим надо развивать производство сухого молока. Если переработчики жалуются на избыток сырья, почему бы не перерабатывать его в сухую продукцию и не торговать?

Следует развивать и политику интервенций: это уже оправдало себя с зерном.

Далее, необходимы меры государственной поддержки. В Челябинской области мы уже ввели дотации для производителей молока в размере 1,5 рубля на литр. В федеральном Правительстве намерены добавить ещё 2 рубля дотаций. В итоге, крестьянину вернут 3,5 рубля за литр - то, что у него отобрали переработчики. Тогда и село будет в выигрыше, и потребитель ощутит действительное снижение цен. Главное только, чтобы дотации не попали в результате в карман переработчиков и торговли.

- И каким образом можно избежать этого?

- Есть средства: антимонопольные расследования, оборотные штрафы. По рукам будем бить всем тем, кто свои проблемы надеется решить за счёт крестьян.

- А если все задуманные меры не увенчаются успехом? Что грозит селу?

- Последствия могут быть самыми тяжёлыми. В своё время областные власти предприняли поистине титанические усилия, чтобы сохранить молочное стадо. Животноводство ведь играет и огромную социальную роль. Молочное стадо в Челябинской области насчитывает 60 тысяч голов. А это рабочие места: доярки, скотники... Там, где нет животноводства, зимой все спиваются или разбегаются. Мы обязаны поддерживать эту отрасль. Хотя не за счёт потребителя, конечно. Подчеркну: мы не за высокие закупочные цены на молоко, мы за справедливые цены.

- И какова же, по вашему мнению, справедливая закупочная цена?

- В районе 14-15 рублей. При этом, при нормальных пропорциях в ценовой цепочке, потребитель ни в коей мере не почувствует рост закупочных цен. Практически все крупнейшие мировые производители молочных продуктов - это, по сути, объединения кооперативов, где реальную ценовую политику выстраивают фермеры и государство, а не переработчики и торговля, как у нас. В Нидерландах те же кооперативы поставляют на рынок большую часть овощей, цветов. У нас же аналогов подобных объединений нет. А жаль. Это очень перспективное направление, которое дало бы огромный толчок развитию нашего сельского хозяйства и экономики в целом.

- Но вы всё-таки не теряете надежды выправить ситуацию? Есть ли конкретные примеры успешных действий в обуздании цен на продовольствие?

- Есть. Вспомните, сколько было криков и споров вокруг проекта "Народный хлеб". А в итоге, цены на хлеб сейчас не растут так резво, как прежде. В птицеводстве удалось добиться роста производства и снижения цен. Все в итоге пришли к пониманию, что лучше какое-то время работать на пределе рентабельности, чем "задрать" цены, отпугнуть покупателей и рано или поздно угробить отрасль.

По молоку мы уже предпринимаем ряд мер, помимо федеральных и областных субсидий, которые я уже упоминал. На рынках организовали продажу молока из цистерн (при 20 рублях за литр - это, в какой-то степени, реальная альтернатива торговым сетям). Главная задача - выстроить баланс интересов в цепочке "производитель-переработчик-торговля-потребитель" и добиться роста потребления молока и молочных продуктов. Это ключевой вопрос в обеспечении продовольственной безопасности России.

Смотрите также: