aif.ru counter
20

Государство сдержит цены?

Повышение цен на продукты питания, которое произошло летом-осенью этого года, заставило вернуться к дискуссии о том, необходимо ли государственное регулирование в этой сфере или с этим вопросом вполне может самостоятельно справиться рынок. "АиФ-Челябинск" решил провести круглый стол в рамках этой дискуссии, пригласив на него ведущих экспертов.

Повышение цен на продукты питания, которое произошло летом-осенью этого года, заставило вернуться к дискуссии о том, необходимо ли государственное регулирование в этой сфере или с этим вопросом вполне может самостоятельно справиться рынок. "АиФ-Челябинск" решил провести круглый стол в рамках этой дискуссии, пригласив на него ведущих экспертов.

Участники круглого стола

Ведущий:

Андрей Николаевич Трушников, главный редактор газеты "Аргументы и факты - Челябинск".

Эксперты:

  • Александр Павлович Берестов, председатель комитета ЗСО по аграрной политике и земельным отношениям, президент объединения "Союзпищепром".
  • Александр Васильевич Завалищин, первый заместитель министра сельского хозяйства Челябинской области.
  • Андрей Владимирович Аксенов, исполнительный директор ОАО "Хлебпром".

    А. Трушников: - Сегодня приводится масса причин произошедшего роста цен на рынке продовольственных товаров. В числе прочих чаще всего называют неурожай ряда сельскохозяйственных культур, усиление позиций биотоплива в мировой экономике, монополистский сговор производителей, переработчиков и торговых сетей. В чем же на самом деле скрыта причина повышения цен?

    А. Берестов: - Что касается российского сельского хозяйства, то здесь нет каких-то больших провалов или недостатков в работе, что могло бы подстегнуть инфляционные процессы. Конечно, например, подсолнечника в этом году мы собрали где-то на 20% меньше в сравнении с прошлым годом. Если ранее в России собирали порядка 6,3-6,8 млн тонн, то в этом году будет где-то на 1 млн тонн меньше. Но ресурс у нас остался, ведь российское масло в немалых количествах мы всегда поставляли за пределы страны. Тогда возникает резонный вопрос: что же произошло конкретно с этим продуктом на рынке? А произошло то, что многие производители растительного масла объективно немного подняли цены на свою продукцию, а продавцы под шумок, не оставшись в долгу, увеличили свою составляющую в цене продукта. В итоге цены были взвинчены практически в 2 раза больше той надбавки, которая реально была обоснована снижением урожая.

    А. Трушников: - Неужели нельзя было спрогнозировать такой ход событий и принять превентивные меры по сдерживанию цен?

    А. Берестов: - Федеральная власть должна была предусмотреть подобное развитие событий. Субъекты федерации не имеют законодательного права регулировать цены, намного меньше у них и иных рычагов воздействия на рыночные процессы. Например, в Казахстане, зная о снижении урожая, на государственном уровне приняли решение ограничить вывоз растительного масла из страны и соответственно сырья. А у нас к этому решению подошли задним числом. Все субъекты федерации и, в частности, Челябинская область зависят от решений центра. Мы не имеем права ограничивать ввоз или вывоз того или иного товара, сырья. Это запрещено законом. Так можем ли мы влиять на эти экономические процессы?

    А. Завалищин: - Мы очень долго ждали и надеялись, что вот-вот появится закон о развитии сельского хозяйства, который ограничит различные ценовые надбавки со стороны торговых сетей, переработчиков и усилит позиции производителей сырья. Сегодня, например, если взять булку хлеба, то мы увидим, что доля сырья в ее цене составляет всего 17-23%. Раньше было и того меньше. Поэтому, например, говорить о том, что именно сырье повлияло на рост цен конечного продукта, как минимум аморально.

    А. Трушников: - Так что же повлияло на рост цен?

    А. Берестов: - Причин несколько, большинство из них вы назвали в своем вступительном слове. Мы находимся в едином экономическом пространстве не только с Европой, но и со всем миром, и наши экономические процессы не могут быть отличны от тех, что происходят, допустим, в европейских государствах. А везде сейчас происходит увеличение количества едоков. За последние 4-5 лет численность населения в мире увеличилась на 80-100 млн человек. А это практически население Германии, например. Мир сегодня потребляет порядка 1 млрд тонн зерна. Если раньше в Европе цена на зерно была не дороже 160 евро за тонну, то сейчас уже дешевле 272 евро за тонну на сырьевой бирже мы зерна не увидим.

    При такой рыночной конъюнктуре Российская Федерация стала очень активно продавать свое зерно за рубеж. Этот экспорт составляет в настоящее время не менее 10-12 млн тонн в год. Мы входим в пятерку ведущих экспортеров мира. Даже в этом году, когда так резко и значительно выросла цена на зерно на внутреннем рынке, Россия всё равно бы хотела вывезти за границу не менее 10 млн тонн. А ведь в зерне скрыта и стоимость молока, и стоимость мяса, и стоимость яйца - все товары, на которые сейчас как раз произошло подорожание. С одной стороны, когда зерно вывозится за пределы страны, это хорошо для товаропроизводителей, но в то же время это значительно усложняет работу тем, кто отвечает за инфляцию. Поэтому федеральная власть просто обязана регулировать спрос и предложение. По всей видимости, пока в плановом порядке этого не происходит. А если и происходит, то неэффективно или с явным опозданием.

    А. Аксенов: - У нас действительно постоянно идет запаздывание мер. Если, например, мука подорожала в июле, то про пошлины заговорили лишь в сентябре и только сейчас начали говорить о зерновых интервенциях. Постоянно опаздываем. Государственная политика должна опережать негативные тенденции.

    А. Трушников: - Что может сделать региональная власть?

    А. Завалищин: - Я считаю, что местной власти должны дать рычаги контроля над ценой социально значимых продуктов питания. Пусть это будет всего несколько видов, сортов продукта. Например, муниципальная власть должна видеть калькуляцию цены на такие товары, чтобы потом иметь возможность договариваться с производителями и торговыми сетями об удержании цен на тот или иной вид продукта. На федеральном уровне сегодня вроде бы как договорились с производителями о замораживании цен на определенные виды продуктов. Но остается вопрос, есть ли у власти возможность проконтролировать, сколько этого дешевого продукта будет реально произведено и выложено на прилавки.

    А. Берестов: - Что мы можем сделать? Во-первых, мы должны больше производить сельскохозяйственной продукции у себя, чтобы быть как можно более защищенными от мировых экономических процессов. Поэтому уже 2 года один из национальных проектов направлен на решение проблем агропромышленного комплекса, он должен создать условия, которые позволят производить больше молока, мяса, зерна... Кстати, если говорить о нашем регионе, то у нас просто уникальная область. Например, мы в России вторые после Алтайского края на рынке переработки зерна. Наша область не только перерабатывает зерно в муку, но и производит макароны, крупу, кондитерские изделия... Из-за сильной перерабатывающей промышленности нам своего зерна не хватает. От 30 до 50% нам его приходится завозить. Но я твердо говорю, что через 3-4 года наши крестьяне смогут выращивать до 3 миллионов тонн в год (сегодня эта цифра равна 2 миллионам тонн). Для этого есть всё: есть понимание, земельные ресурсы, новые технологии...

    Во-вторых, власть не должна допускать серьезных перекосов в уровне доходов населения. Если, например, у крестьянина доход в месяц 3-5 тысяч рублей, а у горожанина 15-20 тысяч... Нужно находить рычаги, чтобы выправить эти показатели. Если мы не хотим кормить своего сельхозпроизводителя, тогда нам придется кормить заграничного фермера. Давайте выбирать.

    А. Аксенов: - Мне кажется, если происходит резкий рост цен, целесообразнее предоставлять определенные денежные субсидии малоимущему населению. Если говорить конкретно о хлебе, то нынешнее повышение цен на него со стороны переработчиков лишь восстановило ту маржу, которые они потеряли в результате повышения цен на муку. Я вам скажу точно, золотых доходов в хлебопекарной промышленности у нас нет. Не нужно забывать: эта отрасль до сих пор работает на тех производственных мощностях, которые были введены еще в СССР. Необходимы большие инвестиции в новое оборудование. А оно, как правило, импортное и очень дорогое.

    А. Трушников: - Имел ли место сговор торговых сетей во время последнего повышения цен на продукты питания?

    А. Берестов: - Я думаю, как таковой физический сговор продавцов отсутствовал, но под шумок торговые сети в этой ситуации, когда один поднял цену на продукт, начали все разом, не особенно оглядываясь на то, есть ли конкретно у них аргументы в сторону роста цен. Я бы назвал это негласным сговором. Государственное регулирование рынка в этой части, конечно, должно быть. Это доказывает наш опыт и опыт других стран. Сегодня в России торговые сети богатеют за счет того, что нередко их наценки на товар составляют 25-35%. При этом, например, рентабельность производства продуктов питания не превышает 10%. Ведь производителям мало произвести товар по себестоимости и получить условную прибыль. Им приходиться разбрасывать эту прибыль между торговыми сетями, логистикой, маркетингом и рекламой...

    А. Трушников: - Могут ли еще в ближайшее время вырасти цены на продукты питания?

    А. Аксенов: - Если говорить о долгосрочной перспективе, то, конечно, цены продолжат свой рост. Но вряд ли это произойдет в ближайшие несколько месяцев. Если на рынке нет резких скачков цен на сырье, то и конечный производитель не станет взвинчивать цены на свой продукт.

    А. Трушников: - Кстати, насколько мне известно, "Союзпищепром" сумел удержать цену на свой хлеб...

    А. Берестов: - Мы считаем, что переход на более высокие цены не должен быть обвальным, он должен происходить размеренно и аргументированно. Мы стабилизировали цены на социальные сорта хлеба. Это позиция "Союзпищепрома". Но, как бы нам ни хотелось сдержать рост стоимости, цены на продовольственные товары в общерыночных условиях всё-таки будут расти. Вопрос только, как и насколько? В сельском хозяйстве необходимо создать условия для роста производства. Как это сделать? За счет новых технологий, правильной организации производства... Тогда спрос будет сбалансирован предложением. С ценами может побороться только российский крестьянин. С ростом сельскохозяйственного производства мы можем обрести относительную продовольственную независимость. Государственные дотации, инвестиции в отрасль - государственная воля и возможности бизнеса должны помочь отечественному сельскому хозяйству прочно встать на ноги. Тогда и за мировой рынок побороться можно, а не только обеспечить стабильное и безопасное производство продуктов питания в России.

    Смотрите также: