aif.ru counter
38

Цена парного молочка

Каждое утро в деревне Белозеры Троицкого района доярки приходят на местную ферму. Надев белые халаты, перчатки, эти уже немолодые женщины принимаются за работу. Парное молоко через несколько часов повезут на местный молокозавод и отдадут буквально за копейки. А на следующий день оно появится на прилавках магазинов уже за 25 рублей.

Каждое утро в деревне Белозеры Троицкого района доярки приходят на местную ферму. Надев белые халаты, перчатки, эти уже немолодые женщины принимаются за работу. Парное молоко через несколько часов повезут на местный молокозавод и отдадут буквально за копейки. А на следующий день оно появится на прилавках магазинов уже за 25 рублей.

До рекордов далеко

Мнение, что фермеры живут легко и хорошо, культивируют те, кто никогда с подобным трудом не сталкивался. Вставать фермеру приходится в пять утра, чтобы уже в шесть подоить коров. Хотя на помощь дояркам приходит механика, помимо доения в обязанности работниц входит и чистка коров, и уборка коровника... А это тяжелый физический труд.

Поголовье крупного рогатого скота в хозяйстве Александра Каменецкого, фермера из деревни Белозеры, небольшое - три сотни голов породы герефорд и черной пестрой, из них 88 - молочные коровы. Но работы хватает. Молока рогатые кормилицы за день дают не менее 800 литров. Правда, по словам хозяина, это далеко не лучший результат.

- То ли было раньше, когда наш совхоз был одним из лучших! - вздыхает хозяин. - В этом году засуха нас здорово подвела, сократилась кормовая база. Всё это, конечно, сейчас сказывается на удоях. А покупные корма - дорогое удовольствие.

Когда-то Белозерский совхоз действительно был на передовых позициях и снабжал молоком и мясом весь район. Но перестройка ударила по этому хозяйству, как и по многим другим. Попытки новых собственников вернуть былую славу ничем не закончились. И хозяева, менявшиеся один за другим, постепенно распродали совхозное хозяйство. А многое было просто разворовано.

Два года назад ферма в аховом состоянии попала в руки Александра Каменецкого. Ему пришлось взвалить на себя все работы по восстановлению, казалось бы, навсегда утраченного хозяйства. Его стараниями отремонтировали телятник, сделали кормушки, подвели воду, привели в порядок стадо, начали поставлять молоко и мясо на местные перерабатывающие предприятия.

Чтобы фермер не загнулся

Пару недель назад цены на продукты, в том числе и на молоко, в Челябинской области заметно увеличились. Причин называют множество, но сельчанам обидно, что именно фермеров, ничего не выигравших от этого повышения цен, некоторые горожане считают крайними.

- От нас цена-то не зависит! Не мы диктуем цены, нам их диктуют, - говорит Александр Александрович. - Молоко мы сдаем на гормолзавод по 7 с половиной рублей за литр, причем жирность нашего продукта 5%. На молокозаводе из одного литра молока такой жирности делают два литра.

С 2006 года закупочная цена на молоко почти не изменилась. Например, прошлой осенью она составляла те же 7 с половиной рублей. С нынешним повышением цен в плюсе остаются только переработчики и торговые предприятия, уверены крестьяне.

- Реальная цена нашего молока? Даже не знаю. Нас бы устроило 10-12 рублей за литр, - прикидывает в уме Каменецкий. - Тогда, по крайней мере, ферма не загнется. Конечно, мы и сейчас стараемся вытягивать хозяйство. Благо, растениеводством занимаемся уже 15 лет, без этого было бы совсем худо. Но главное наше богатство - люди, умеющие работать.

Замкнутый крестьянский круг

Как только наш разговор заходит о рабочих людях на деревне, белозерский фермер тут же сникает: ни для кого не секрет, что из села молодежь уезжает, старикам работать тяжело, поэтому кадров не хватает катастрофически. Зарплаты здесь тоже не ровня городским: заработок той же доярки не превышает 3 тысячи рублей в месяц. "Деньги до смешного маленькие, а с чего больше платить? - спрашивает сам себя фермер. - Ведь, чтобы содержать ферму, нужны миллионы рублей: на стадо, корм, ремонт, зарплаты, новые инструмент и технику".

- Содержание одной коровы обходится очень дорого, - на пастбище делится Александр Александрович. - Навскидку сумму даже сказать не могу, голова другими мыслями занята.

Хотя тут же фермер в пример приводит вполне конкретные цифры: нормальный ремонт того же коровника обойдется минимум в 10 миллионов рублей, обновление стада хорошим породистым скотом, благодаря которому ферма будет развиваться, - в миллион.

- Килограмм хорошего скота стоит около 130 рублей, - вторит хозяину бригадир Иваныч, работающий на ферме уже больше семи лет. - То есть корова массой 500 килограмм обойдется примерно в 65 тысяч рублей. Но это плохенькая коровка. Хорошая стоит не меньше сотни тысяч. Чуть меньше, чем подержанный автомобиль.

Вот и получается замкнутый круг: работать некому, потому что зарплаты маленькие, зарплаты не растут, потому что объемов не хватает. В свою очередь объемы производства - вопрос исключительно нехватки средств. А при низких закупочных ценах на молоко, мясо, зерно финансовой стабильности фермерам не видать.

- Нет у нас сегодня стабильности, уверенности в завтрашнем дне, - уже прощаясь, говорит Каменецкий. - Но, как говорится, время покажет. Даст Бог, вытянем ферму. Очень надеемся на это.

...К шести часам вечера, чтобы подоить белозерских буренок, на ферму снова приходят доярки. И они тоже надеются, что ферма выживет. Но одними надеждами сыт не будешь. И как тут не опуститься рукам? А если крестьяне сдадутся, то прощайте, южноуральские молочные реки и творожные берега!..

Комментарий

В правительстве области предложили исправить ситуацию с помощью дотаций крестьянам. Андрей Косилов, первый вице-губернатор Челябинской области:

- Мы предлагаем всем производителям продавать молоко переработчикам по 10 рублей за литр. Дополнительно из бюджета каждый получит еще 3 рубля, чтобы покрыть расходы хозяйства. Таким образом, крестьяне получат 13 рублей за литр проданного молока, а заводы не будут нести лишние траты. Но если фермеры захотят продавать по более высокой цене другим заводам - той же Башкирии, Центральной России, где стоимость доходит до 15 рублей, - то ни на какие дотации пусть не рассчитывают. Мы знаем случаи, когда бюджетные субсидии оседали в чьих-то карманах, и повторять ошибки не будем. Но мы не загоняем хозяйства в кабалу и не привязываем к конкретным заводам, а даем право выбора.

Смотрите также: